Дело о погроме редакции газеты «Вести» не расследовано, виновные не наказаны. Напомним, 6 июля полсотни молодчиков в балаклавах напали на здание редакции, забросали его камнями, избили охранника. Ответственность за погром взял на себя известный националист, уже сидевший за погром, Олесь Вахний. А за неделю до этого под редакцией митинг провел депутат Киеврады Игорь Луценко, который заявил, что это последняя мирная акция. ОБСЕ потребовала от властей провести расследование.

Недавно дело о погроме из прокуратуры вернулись в милицию. Мы связались с советником главы МВД Антоном Геращенко и поинтересовались, как продвигается расследование. Но общения не получилось. «Мне надо разобраться, чтобы ответить на ваш вопрос. И вообще-то также выяснить, почему ваша газета раздается бесплатно», — ответил советник. По данным «Вестей», расследование находится на начальной стадии, никто не задержан.

Видео с камер наблюдения Нападение на офис "Вестей"

Эксперты: такое попустительство погромщикам может побудить их на новые преступления, и не только против газеты. Кроме того, это тревожный звонок инвесторам — насколько безопасно вкладывать в страну, где в твой офис может прийти толпа в масках и с коктейлями Молотова.

«Вопрос по газете «Вести» нужно адресовать «Репортерам без границ», Союзу журналистов. Они год назад кричали, что в стране нет свободы слова. Но трудно представить, чтобы при прошлой власти кто-то разгромил редакцию. Такого количества сайтов как сейчас, где публикуется ложь, заказные материалы, порочащие достоинство одних людей и выпячивающие незаслуженные достоинства других, — я не помню. Если кто-то считает, что «Вести» нарушают что-то, то это должно решаться в суде. Пока громят редакции, нападают на заправки, потом нападут на магазины — это лишь отпугнет инвестора. Потому что для инвестора главное — насколько защищена его собственность в стране», — считает политолог Кость Бондаренко.

В тему Организатор погрома «Вестей» продолжает гулять на свободе

А его коллега Вадим Карасев считает, что в стране вводят цензуру: «В стране, где идет война, но военное положение не объявлено, нельзя ввести официально цензуру. А как сделать по другому? Принудить издание к самоцензуре. Нападениями, акциями, уголовными делами. Издание станет более лояльным, чтобы не нарываться на активистов, которых кто-то покрывает».