Политолог Вадим Карасев:

Во власти есть несколько групп, поэтому трудно сказать, что власть борется с вашей газетой. Работает одна из групп. Главная причина – опять выборы. Им нужно ограничить ваше влияние на общество, ограничить вашу активность, сделать «Вести» более покладистыми и лояльными. Еще одна причина такого поведения власти: у нас на самом деле нет журналистского сообщества. Есть отдельные СМИ, отдельные журналистские коллективы, которые ничем не объединены. Больше скажу – внутри журналистского сообщества тоже идет гражданская война. Большая часть ваших коллег сейчас злорадствует, но они не понимают, что в следующий раз придут к ним. К сожалению, мы отличаемся от российских СМИ только тем, что там действует централизованно–монархическая модель, где все СМИ централизованно подчиняются Кремлю и отражают только его точку зрения. А у нас - автономно-феодальная модель, где журналисты отражают точку зрения хозяина-феодала. Поэтому пока у нас создается впечатление свободы слова, которого на самом деле нет. К сожалению, власть подминает под себя главный инструмент защиты общества – прессу, так называемую четвертую власть. Не будет свободной прессы - некому будет защитить простого украинца.

Правозащитник Эдуард Багиров:

Меня как правозащитника беспокоит то, что подобные случаи происходят с газетой "Вести" один за другим. Сейчас уже вроде бы народная власть, но продолжают затыкать рот имеющим иную точку зрения, нежели действующая власть. Если есть претензии – нужно подавать в суд, а не устраивать маски-шоу. Кроме того, в период предвыборной кампании такие вещи проводить нельзя. Можно провести следственную работу иными методами, а не акцией устрашения.

Нардеп от фракции УДАР Павел Розенко:

Картина, которую сегодня можно увидеть в СМИ (относительно обыска в «Вестях» - Авт.), не отображает полноты ситуации. Главное, нет четкой позиции силовиков, четкого месседжа об основаниях, на которых проводят обыск в «Вестях». Если есть претензии - должны быть и судебные решения. Позиция власти должна быть безупречной, чтобы ни у кого не возникало вопросов о давлении на свободу слова в Украине. И это должна быть официальная позиция власти. На данный момент я еще не увидел этой позиции. И, что важно, нынешняя власть пришла на лозунгах о том, что отличается от предыдущей власти. Важно, чтобы это было так на самом деле, а не декларативно. Следственные действия, безусловно, могут проводиться. Но они должны быть настолько филигранными, чтобы их нельзя было воспринять, как давление на свободу слова. Я выступаю за полную публичность в вопросе следственных действий в вашей редакции.

Польский политолог, профессор Ягеллонского университета Вавжинец Конарски:

Все должно делаться по закону. В Польше была похожая ситуация с еженедельником Wprost. Он опубликовал прослушку разговоров высокопоставленных политиков (бывших и действующих министров – Авт.). В редакцию приходили польские спецслужбы, пытаясь изъять материалы и записи, поскольку опубликованная информация была получена нелегальным путем. Но это вызвало широкую волну протеста, власть была раскритикована обществом, гражданами, другими изданиями. По факту на Wprost напала власть, но в итоге она получила намного больше проблем, чем само издание. У людей появилось больше поводов читать издание.

Видео Как проходил захват и обыск редакции "Вестей"

Свобода слова и свобода публикации – одна из фундаментальных ценностей, которую надо поддерживать и развивать. В случае, если представителя власти критикует какое-либо издание, а в ответ его работу пытаются ограничить – это вызывает протесты. В Польше хорошо развито гражданское общество. Влияние власти и политиков на прессу очень слабое. К сожалению, в Украине ситуация другая. И поэтому любой вашей власти намного легче блокировать любую активность любого издания, чем в Польше.

Директор Института украинской политики Кость Бондаренко:

До сегодняшнего дня я считал, что в Украине развивается маккартизм, то есть "охота на ведьм". А сегодня я понял, что речь еще и о непотизме - преследовании неугодных по личным, а в нашем случае семейным причинам (имеется в виду недавняя публикация "Вестей" о дочери главы СБУ, которая живет в США - Авт.) В любом случае, говорить, что у нас в стране сегодня есть свобода слова, невозможно. Это пустой звук. Где "Репортеры без границ", где десятки организаций-грантоедов, которые годами защищали у нас свободу слова, из-за чего Украина не раз оказывалась в рейтингах по свободе слова где-то рядом с Сомали и Зимбабве? Они били в набат, даже когда одного-единственного журналиста не пускали на пресс-конференцию. Почему же не обращают внимания сейчас, когда давят на целую редакцию целой газеты? И пусть наша власть пришла под демократическими лозунгами, мне кажется, скоро мы будем завидовать тому "разгулу демократии" в Сомали и Зимбабве.

Куратор Свободной школы журналистики Дмитрий Раимов:

Важно понимать, что давление на редакцию "Вестей" обостряется в преддверии выборов и стихает сразу же после них. Это политическая борьба в самой сумасшедшей ее форме. Попытка заглушить голос одной из газет приведет только к одному: через год, два или пять, когда власть поменяется, такие обвалы могут прийти в любую редакцию или издание. Сравнивая нынешнюю власть и прошлый режим, отмечу: при Януковиче не громили,например, редакцию "Украинской правды". Петр Порошенко должен вспомнить, что в Конституции есть положение о свободе слова. Или он ее гарантирует, или вскоре наш медиа рынок будет напоминать российский или северокорейский".

Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич:

То, что происходит, в том числе на примере газеты «Вести», очень неприятные вещи. Это один из примеров того, как постепенно страна может катиться к тоталитаризму. Если говорить об уважаемых господах, чьи интересы застрагиваются в публикациях, это все решается в судебном порядке. Пожалуйста, привели доказательства, выиграли суд, получили компенсацию. Вот и все. Во всем мире эти практики давно уже действуют.

Политолог Сергей Чепик:

Журналистов убивают на АТО. Служба Безопасности Украины убивает «Вести». Смерть становится привычной. Завтра силовики закроют все неправильные газеты и телеканалы. «Сторожевым псам» демократии затыкают рты и граждане останутся один на один с властью. А бесконтрольная власть - это диктатура. Она уже рождается, но еще очень слаба. Остановить захват «Вестей»- остановить рождение диктатуры. Ее нужно остановить или она придет за каждым из нас.

Композитор Владимир Быстряков:

Сейчас ехал в автомобиле, слушал различные FM-ы, в том числе и «Радио Вести» и никогда бы не мог упрекнуть их в нелояльности, к той политике, которую сегодня проводит Украина. Для меня стало полной неожиданностью, что в такой, скажем так, правильной газете, вдруг проводится обыск. Ясно, что это связано с какими-то может коммерческими разборками, а, может, кому-то не понравился какой-то материал. Это лишний раз доказывает, что мы живем далеко не в демократической стране, о которой трещим на всех углах. Значит, нет никакой свободы слова, если такие вещи могут сейчас происходить. И это очень жаль! Я наделся, что после всех Майданов что-то изменится, что будем прислушиваться не только к голосу официоза, но и к мнению простых людей, а газета «Вести» - очень толерантная и интересная. А если этот захват обозначает тенденцию, желание, чтобы все общество пело в унисон, то мы это уже проходили при советской власти.

Актер Владимир Горянский:

После таких фактов ясно, что ничего не меняется. Это полный маразм, а что с этим делать? Принимать закон о люстрации и гнать в шею всех этих козлов, которые подобными силовыми методами решают вопросы.

В четверг редакцию газеты «Вести» и журнала «Репортер» вновь обыскивали. На этот раз ворвавшиеся в офис люди в масках и с оружием представились сотрудниками СБУ. Силовики начали обыск в офисе, не назвав причины и дела, в связи с которым проводятся такие действия. Позже выяснилось, что правоохранителям не понравились статьи в журнале «Репортер», и они приписывают изданию «посягательство на территориальную целостность». Это второй случай, когда правоохранительные органы во время избирательной кампании блокируют выпуск газеты. В прошлый раз, 22 мая, налоговая милиция блокировала редакцию накануне выборов президента Украины. Тогда у силовиков были претензии к финансам.