Кабмин решил пока не подавать президенту проект указа о назначении стипендии маленькому сыну нашего коллеги, журналиста Вячеслава Веремия, который погиб от рук титушек в ночь на 19 февраля в центре Киева. Такие стипендии, согласно Указу президента, выплачиваются всем несовершеннолетним детям погибших журналистов. По неофициальным данным, правительство решило проверить, как и что именно писал Славик во время Майдана. Такое решение вызвало возмущение в коллективе. В свете последних событий, когда силовые органы уже второй раз заводят уголовное дело на наше издание, в редакцию врываются маски-шоу и устраивают обыск, а неделю назад СБУ просто вынесло из офиса «Вестей» и журнала «Репортер» всю компьютерную технику и даже записные книжки журналистов, решение Кабмина выглядит как расправа над коллективом. Только в данном случае министры решили отомстить за независимую позицию издания маленькому ребенку погибшего журналиста.

Напомним, в ночь с 18 на 19 февраля Слава ехал на такси с работы. На перекрестке, недалеко от Майдана, на них напали спортсмены с металлическими дубинками, которые бесчинствовали на улице. Им не понравилось, что Слава начал снимать их на телефон. Журналиста жестоко избили, а затем выстрелили ему в спину. По делу об убийстве Славы задержан только один человек — некто Юрий Крысин. Выяснилось, что смертельный выстрел сделал 45-летний начальник охраны рынка «Столичный» Джалала Алиев. Он до сих пор не найден. Дело передано в суд, однако Крысин находится не в СИЗО, а дома.

Ранее 

Как можно оценить подобное решение, мы спросили у депутатов. «У меня нет достоверной информации о причинах такого решения. Тем не менее, закон Украины должен быть исполнен в полной мере. Очевидно, что речь не идет об отказе в выплате. Думаю, что это дело урегулируют. Но если Кабмин примет негативное решение, то надо подавать суд», — говорит депутат УДАРа Павел Розенко. Нардеп Александр Бригинец убежден: «Если журналист погиб во время исполнения своих профессиональных обязанностей, то совсем не важно, разделял ли он точку зрения другого человека. Нет сейчас критериев, по которым можно определить, какой журналист хороший, а какой нет».