За 3,5 недели до выборов политические силы продолжают набирать агитаторов. Корреспондент «Вестей» устроилась на работу в одну из проходных сил и выяснила хитрости и тонкости предвыборного труда: например, что за листовки в ящиках и хождение по квартирам в этом сезоне можно загреметь в милицию и как, вообще не работая, получать свое.

КАК УСТРАИВАЛИСЬ

Объявление, выбранное нами в соцсетях, гласило, что работа будет простой: нужно обойти четыре дома с листовками, и за это заплатят 260 грн. Автор объявления Сергей записал контакты, фамилию-имя и обещал перезвонить, так и не признавшись, за кого будем агитировать. Спустя пару недель назначил встречу на Троещине: «На четвертом этаже дома найдешь Анну, она все объяснит. С собой принеси паспорт, его копию и код. Не забудь сказать, что ты от Жени из 7-й бригады». Офис партии — тесная комната с тремя столами, картой района и портретом кандидата на стене. С нами на собеседование явилось еще 20 человек. Все сумбурно: очередь из соискателей делает копии паспортов у ксерокса. Они те люди, которые согласились стать членами избирательной комиссии и наблюдателями в день выборов. В это время за одним из столов мужчины делят между собой агитаторов: у одного их слишком много, но уступать хоть пару человек второму он не хочет. Позже он обзванивает «своих», предлагает им работу с зарплатой в 200 гривен в день. Нам же за ту же работу предложили уже на месте 170 грн.

ИНСТРУКТАЖ И РАСЦЕНКИ

Анна, с которой у нас назначена встреча, — 40-летняя женщина-рекрутер агитаторов и их бригадиров. Она просит записать номер избирательного участка и адреса семи домов возле рынка «Троещина», выдает «Тетрадь учета сторонников». «По квартирам не ходим, только по двору. Агитацию и газеты в ящики не кидаем. Всех, с кем поговорили, вносим в тетрадь. Выдаем только по одной газете и буклету в руки, а если человек заинтересовался, тогда даришь календарь, — инструктирует Анна. — У тебя есть команда, кого можешь с собой взять? Если нету, то назначаю тебя старшим агитатором. Это 400 грн. Обычным агитаторам — 170. На месте знакомишься с бабушками, которые всех знают, и зовешь их тоже на работу. Деньги сейчас всем нужны. А у нас очень не хватает людей». После короткого разговора женщина выдает пачку газет, буклетов и календарей и отправляет к Евгению из той самой 7-й бригады — лысому мужчине в плаще и остроносых туфлях. «Идите на улицу. На лавочке подождите», — бросает он нам. На улице бригадира ждут еще семь человек: трое подростков лет по 18, трое девушек от 25 до 30 лет, мужчина лет 40. Девушки признаются, что на выборах работают впервые. «Я устроилась в супермаркет бытовой техники листовки раздавать. Пять минут постояла, а потом все листовки в мусорник выкинула. Здесь точно так же будет. А вы не знаете, где улицы Курнатовского и Вильде? А то мы не местные, вообще ничего не знаем. И можно ли с Троещины уехать после 23:00?» — спрашивают у нас девушки.

Инструктаж Евгений проводил прямо на лавочке. «Если что, работаем мы уже семь дней, и деньги получите за семь дней, — начинает он. — На улице подходите и протягиваете газету, но только одну. Если человек берет, заводите разговор. Если нет, то не лезьте, чтобы не нарваться. В ящики не кидаем газеты и не ходим в квартиры, потому что это злит людей — могут и милицию вызвать. Знаю, потому что уже были случаи. Работа — с 17:00 до 20:00. Делаете так: если вас трое, то каждый раз кто-то один ходит. Людям, которых записываете, говорите, что телефон их для отчетности нужен. И жалобы там всякие собирайте. В основном на жэк будут капать. Вроде все... можете идти. В пятницу сдаете тетради, а в воскресенье получаете свои деньги. 170 гривен — это за три дня».

Интересно, что бригадир даже не стал рассказывать, что говорить избирателям о кандидате: «Почитай в буклете, что он там обещает, и пересказывай. Если кто-то поговорить захочет, давай телефон штаба, пусть им трезвонят. Да, если кто захочет на избирательном участке быть смотрящим от партии, ой, то есть наблюдателем, это еще 500 гривен за день. А если решит смотреть, не испортили ли бюллетени, — тысяча». Обнаружив, что в розданных нам буклетах с предвыборными обещаниями — пространные фразы: борьба с коррупцией, очистка власти от предателей и организация в каждом селе фельдшерско-акушерского пункта, который к Троещине не имеет никакого отношения, просим бригадира дать более детальную информацию. За ней он возвращается в офис и пропадает там примерно на час. На улице уже темно. «Стремно по вечерам на Троещине ходить, я тут жил почти год», — говорит один из подростков. «Не волнуйся, ты выглядишь, как местный. Будешь газеты пацанам на семки раздавать», — шутит другой. «Я вообще супервайзером работаю, ориентируюсь в расценках. Так вот, здесь очень мало платят. В Киеве за день средняя цена — 200 грн. И клюнул я только на то, что обещали 260. Я так понимаю, что меньше сейчас предлагают потому, что много посредников: каждому — соточку, вот сумма такой и становится. Смотрите: Евгений, Анна, старший — это уже три человека. Думаю, что они на каждом из нас гривен 400 в день имеют», — посчитал один из подростков.

«ПАМЯТКА АГИТАТОРА»

В «Памятке агитатора», которую нам принесли, объясняется, что нужно делать. Судя по документу, мы агитируем на бесплатной основе, должны ходить в чистой одежде, не грубить, не курить и не вступать в политические споры. Жирным текстом выделено, что мы должны знать на память содержание агитационных материалов. «А назовите хоть первую пятерку от нашей партии. И кандидата от округа», — просим бригадира Евгения. Он лишь пожимает плечами, потом несколько раз звонит кому-то, чтобы ответить на наш вопрос. Другие агитаторы расходятся, и мы остаемся вдвоем. «Слушай, можешь вообще на своем участке не появляться, имена в тетрадь впиши — «дядя Федор», в контактах — что не дал телефон. Знакомых туда позаписывай с номерами. Занесешь это все в пятницу в штаб — и все. Но если вдруг приедет проверка, нас ведь тоже проверяют, тогда придется все бросить и подъехать. А в воскресенье приедешь за деньгами», — рассказывает тонкости работы Евгений. Корреспондент «Вестей» все же решила поработать, но после того, как человек шесть отмахнулись, решила последовать совету Евгения.