Вчера в Шевченковском районном суде прошло первое заседание по сути об убийстве нашего журналиста Славы Веремия титушками в ночь с 18 на 19 февраля. Допросили обвиняемого в избиении нашего коллеги битой 41-летнего руководителя охранной фирмы Юрия Крысина.

На вчерашнем заседании он полностью признавал свою вину. А вот Джамала Алиева, который стрелял в Славика, в следствии чего он погиб, до сих пор ищут. Не обошлось в суде без скандала — на заседание пришли бывшие активисты Майдана, которые требовали сделать открытым суд, а также объяснить, почему Юрий Крысин был отпущен под личное обязательство.

«Его выпустили из Лукьяновки под домашний арест (как писали «Вести», из-за того что Крысину угрожали в СИЗО). Потом из-под домашнего ареста он выходит на свободу. Скажите, как человека, который пытал моего сына, можно было отпустить на свободу? — плакала в суде мать Славика Екатерина Аркадьевна. — Как? Он же сейчас гуляет по Киеву. Почему вы его жалеете?»

ВЫПУСТИЛИ ПОД АРЕСТ

Свободу передвижения Крысину суд дал еще на предварительном заседании. «Было заявлено ходатайство защиты Крысина о смене меры пресечения. Тогда прокуратура не возражала, и суд изменил меру пресечения», — сказал нам адвокат матери Славика Виталий Титыч.

Видимо, суд не посчитал, что человек, избивавший Славика битой, опасен или скроется. Как уже писали «Вести», следствие установило, что Крысин избивал Славика битой, но не стрелял в него. То есть фактически он, по мнению суда, не участвовал в убийстве нашего коллеги.

«Мать погибшего настаивает на том, чтобы Крысин не мог ходить свободно по улицам. Поэтому, возможно, в следующих заседаниях мы поднимем вопрос об изменении меры пресечения обвиняемому», — говорит адвокат матери Славика Виталий Титыч.

ЗАКРЫТОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Также на подготовительном заседании суд удовлетворил ходатайство прокуратуры о закрытии судебного заседания, что также возмутило активистов, пришедших на суд.

«Сейчас это аргументируется устно тем, что в процессе рассмотрения дела может быть оглашена информация, которая пока не должна быть предметом всеобщего доступа. Мы не знаем, о каких фактах идет речь, но вполне возможно, что информация связана с расследованием других преступлений Крысина во время Евромайдана», — рассказывает Титыч.

По его словам, сейчас обсуждается вопрос с прокуратурой о возможности открытия для общего доступа заседаний, но после того, как уже будет озвучена та «секретная» информация.

Крысину хотят поменять статью.  Сейчас Крысина судят по статье «Хулиганство, совершенное группой лиц, которое сопровождалось несением телесных повреждений». По этой статье ему грозит до пяти лет тюрьмы. Так как дело об убийстве Славика первое, дошедшее до суда из тех преступлений, которые совершались во время Евромайдана, адвокаты хотят создать прецедент.

«Признаки статьи «Хулиганство» не охватывают в полной мере все обстоятельства данного преступления. Поэтому мы постараемся их поменять. И дело не только в том, чтобы добиться правды в деле Веремия, это важно также для расследования других преступлений, совершенных в это время», — говорит адвокат матери Славика. Статья «Хулиганство» не предусматривает то, что в ночь убийства Славика Крысин бил его битой за деньги (работал титушкой), а не из личной неприязни. 

А вот что говорится в комментарии прокуратуры:

Мера пресечения изменена судом еще 22 августа по ходатайству защиты Крысина.Личное обязательство является аналогом подписки о невыезде (согласно новому УПК).

Изменение меры пресечения не является инициативой прокуратуры. Учитывая полное признание Крысина в совершенном преступлении, суд принял решение о замене домашнего ареста на личное обязательство. 

О факте изменения меры пресечения было известно и раньше. В течение почти двух месяцев это не вызвало никакого возмущения и судебное решение не оспаривалось пострадавшей.

Избрание меры пресечения в виде личного обязательства не означает освобождения от уголовной ответственности. В свою очередь, содержание под стражей в соответствии с требованиями УПК является исключительной мерой пресечения в случае невозможности предотвращения рисков при расследовании уголовного дела.

В настоящее время Крысин признался, не скрывается, не влияет на свидетелей и потерпевших, не препятствует рассмотрению дела.