Спустя почти год после разгона студентов на Майдане, в котором в том числе обвинили экс-главу КГГА Александра Попова, «Вести» с ним встретились. Бывший градоначальник за завтраком в кафе возле своего дома рассказал «Вестям» о своей жизни и планах.

— Александр Павлович, как продвигается расследование уголовного дела по разгону Майдана?

— Оно продлено еще на очередные два месяца — до 18 декабря. Мне кажется, что в суд дело так и не передадут, основываясь только на моих показаниях. Ведь пока в Украине, насколько мне известно, нет остальных фигурантов дела. Я же, со своей стороны, очень хотел бы, чтобы дело дошло до суда, и он определил степень вины каждого. Сам хочу разобраться в том, с чьей подачи и зачем так жестко нужно было бить людей.

— Вы чувствуете вину за то, что произошло тогда? За войну, которая идет сейчас?

— У меня двоякое отношение к тому, что произошло. Если бы сейчас вернуться в прошлое, не зная последствий, наверное, я повел бы себя так же. У меня не было оснований подозревать такой поворот событий. Но если, конечно, я знал бы о том, что случится дальше, то не стал бы устанавливать эту елку. В моральном плане я не могу с себя ответственность убрать. Хотя понимаю, что, скорее всего, меня подставили. Но назвать человека, который это сделал, я не могу. Я не знаю, на каком уровне это решение принималось.

— Почему вы решили не участвовать в парламентских выборах?

— Я знаю, что у меня были хорошие шансы выиграть один из мажоритарных округов. Но я от этого отказался. Понимаете, время сейчас не мое. Я многого не понимаю из того, что сейчас происходит в стране, поэтому я не хочу идти в политику. Когда закон о люстрации приняли, я подумал: ну слава Богу! До этого у меня еще иллюзии какие-то оставались, что вернусь в чиновничью работу, но после него — нет.

— Так а чем же будете заниматься?

— Я ушел в бизнес и учредил сразу две компании, которые будут заниматься очень патриотичной деятельностью. Первая — программами энергосбережения. Намерен организовать производство разных видов твердого топлива, которое заменит природный газ. Будем сжигать все, что горит: ветки, щепки, торф... На одном из примеров мы посчитали, что с учетом современных технологий можем сэкономить за год около 15 млн грн на разнице цена на газ — цена за этот вид топлива. Цель — снизить не только цену, например, на горячую воду, но и обеспечить ее бесперебойную поставку. При нашем участии горячую воду и летом не придется отключать.

Чтобы начать этот бизнес, я и так продал часть своих активов. Особо не рискую потому, что тема горячей воды — вечная. Второе предприятие будет помогать малому и среднему бизнесу продвигать свои товары на европейский рынок. Ведь много украинских товаров производятся с высоким качеством, а в нынешних условиях резкой девальвации гривни они становятся конкурентоспособными за рубежом — как по цене, так и по качеству.

— А дети ваши чем занимаются? Знаю, что дочь Ольга училась в Англии. Она уже вернулась?

— Оля уже давно вернулась в Киев. Теперь будет работать вместе со мной в компании. Может, ей придется еще подтянуть бизнес-язык, но я ее все равно буду привлекать к работе. На сына я тоже рассчитываю. Он сейчас работает в Софии на одном из горно-обогатительных предприятий, но одновременно по моей просьбе изучает болгарский рынок. Так что если я открою представительство за рубежом, то первое, конечно же, там.