Судью Печерского райсуда Оксану Царевич, которая ведет дело экс-депутата Александра Ефремова, вызвали на допрос в ГПУ, чтобы  вручить уведомление о подозрении за вынесение решений по делу автомайдановцев. 

Позже стало известно, что  в кабинете Оксаны Царевич  прокуратура провела  обыск.

В среду судья Оксана Царевич отказала ГПУ в ходатайстве о взятии под стражу экс-нардепа Александра Ефремова. В то же время, суд обязал политика заплатить 60,9 тыс. залога. Подробнее...

В комментарии  «Вестям» судья рассказала следующее:

- Обыск был проведен у меня и у моего коллеги. Во-первых, это не соответствует целям Уголовного производства, которые у нас закреплены в уголовно-процессуальном кодексе. Потому что по ст. 375, которую они вменяют – заведомо неправосудные решения – искать что-либо не есть целесообразным. Потому что решение есть, оно провозглашено, стороны его получили, и никто не отрицает его как таковое.

Так что можно искать? Компьютеры, на которых изготовливалось это решение? Они забыли главную истину – рукописный текст никто не отменял. Это глупости.

С чем я могу это связывать? Есть много аспектов, которые я могу привязать к этому, но это будут мои допущения. Конечно, у меня есть мнение, что это хотят показать каждому судье, что в случае вынесения решения, которое не устроит орган прокуратуры, каждому из судебного корпуса, не зависимо от места работы, юрисдикции – в случае вынесения решения, которое нас не устроит, то как в рекламе стирального порошка «А мы идем к вам». Еще вариант: такие вещи происходят, когда нет никаких доказательств, как психологическое давление, чтобы человека унизить до такой степени, чтобы он согласилась на все, и чтобы от него отцепились. И конечно я не исключаю обиды со стороны обвинения за вчерашнее решение по Ефремову. Я не исключаю, но и утверждать не могу.

Предложений "увольняйтесь" не было. Но были  такие фразы как "мы за вас возьмемся", очень некорректные высказывания, которые не может позволить себе сотрудник органа прокуратуры, который себя именует не правоохранительным, а провозащитным органом. Высказывания "этих людей нельзя назвать судьями" - абсолютно не корректное и нарушает все требования, закрепленные в конвенции, о чем много говорят. Но никто не исполняет, кроме самих судей, которых потом же и обвиняют во всех смертных грехах.

Да, у нас забрали технику из кабинета, работать не на чем, печать и изготавливать процессуальные решение тоже не знаю как.

Что касается решения парламента о снятии неприкосновенности, то об этом мне вообще стало известно из средств массовой информации. Мне ничего не сказали, и на вопрос – правда ли это – все говорят, что это тайна досудебного расследования. По закону задержать меня не могут, но как считают люди, которые сегодня сюда приходили, я не знаю. Обыск проводился без меня, я была на судебном заседании.