На улицах Киева, станциях метро и в вагонах поездов парни и девушки с коробочками «На помощь армии», «Помощь бойцам АТО», «Помощь батальону Донбасс/Айдар/Азов» настойчиво предлагают прохожим жертвовать деньги бойцам в зоне АТО. Отмахиваются не все. Некоторые «сдаются»: кто бросает пятерку, а кто — 50 грн и больше. Корреспондент «Вестей» понаблюдал, как работают сборщики денег.

НЕ ВЫПОЛНЯЮТ ПЛАН

В последние дни «волонтеры» исчезли из метро. Новое место — Майдан Незалежности. Два часа дня. Вижу 8 человек с коробочками, а также две машины — одна якобы собирает деньги для «Донбасса», вторая — для «Айдара». Все волонтеры слушают старшего, мужчину в черном пальто. Тот отчитывает подопечных. Слышу, как говорит, что они плохо справляются с работой и собрали мало денег. Вечером обещает вернуться. После ухода куратора в рядах молодых людей идет брожение. «Он сказал, что *уй, кто отсюда уйдет, пока план не выполнит, — жаловалась девушка парню, завернутому в украинский флаг. — А если мне надо?»

Групп волонтеров на Крещатике несколько. Одеты в разные жилеты. Друг друга знают. Между ними ходит блондинка, очевидно, помощница куратора. Заглядывает в коробочки, а потом идет к машинам, которые якобы собирают деньги для батальонов. Везде ее встречают как старую знакомую. Милиция здесь тоже не чужая. С волонтерами вместе стоят, курят и смеются.

Подхожу к ребятам с легендой, что нужна работа, сама из провинции. «Старшого надо спросить, — строго отвечает Вячеслав. — Но его нет, подходи завтра (в четверг. — Авт.)». Его соратник Руслан уверяет, что деньги у них не платят, поэтому если я хочу заработать, то мне нужно обращаться в другие организации. Выясняю, что на Майдане были представители 4 благотворительных организаций. В двух якобы платят деньги — 40% от выручки.

«Я здесь на Майдане стоял, горел, — со смаком рассказывает Руслан. — Теперь помогаем АТО. У меня брат, друзья там. Только плохо кидают сейчас». Показывает, что кидают двушки, пятерки, десятки. Всего — гривен сто.

ОПАСНАЯ РАБОТА И 40% ВЫРУЧКИ

Устроиться в волонтеры, которым платят, мешают трое скинхедов. Они появляются из метро и налетают на волонтеров, как потом выясняется, Заура. «Для кого деньги собираешь, су*а?» — кричит парень с рыжей бородой и бьет Заура по лицу. Коробка с деньгами летит на землю, парень захлебывается кровью и бормочет что-то о Нацгвардии. Скинхеды уходят, а к волонтерам подходят люди в камуфляже и милиция, проверяют документы.

«Так ему и надо, — объясняют волонтеры Руслан и Слава. — Это ж падло приехало из Луганска и «ВКонтакте» кидает картинки «слава ЛНР». Вот пацаны и пришли проучить». «Он собирает деньги для армии и прославляет ЛНР?» — удивляюсь я. «Та шо они там собирают, — отмахивается Слава. — Ты думаешь, кому-то помогают? Даже ответить не могут, для кого пойдут эти деньги. Нацгвардия... А кому из Нацгвардии пойдут деньги?»

Волонтера Заура, который собирает на АТО, избили якобы за сепаратизм

Драка спугнула сборщиков денег. Они снимают жилетки, складывают коробки в пакеты и расходятся. В четверг на Майдане их уже не было. А, например, в офисе одной благотворительной организации, в которой, как говорят, платят процент от выручки, мне заявили, что места все заняты, мол, надо ждать. В другой организации: вакансии есть и сказали приехать на следующий день с документами, добавив, что работа оплачивается.

МИЛИЦИЯ: ТРУДНО ДОКАЗАТЬ

Глава киевской Самообороны Анатолии Жорновой, известный по прозвищу Медведь, говорит, что среди сборщиков денег настоящих волонтеров немного, но масса разрозненных групп псевдоволонтеров.

«Только на Майдане их несколько. Там они собирают на АТО, а на Соломенской площади — на «лекарства нуждающимся», — говорит Жорновой. — Недавно к ним подходили волонтеры из «Автодозора», требовали документы, но те показывали какие-то фотографии больных детей. Их отвели в милицию», — вспоминает Медведь.

В киевской милиции говорят, что стараются проверять таких волонтеров, но, как правило, все имеют удостоверение от благотворительных организаций. «Поэтому у нас нет причины их задерживать, — объясняют в МВД. — Если поступает заявление на определенное лицо, тогда собираем информацию и можем провести задержание. Случаи уже были — ловили «волонтеров» с коробочками. Но их было немного».