В деле экс-главы КГГА Александра Попова, которого обвиняют в том, что он имел отношение к избиению студентов на Майдане в ноябре 2013 года, новый поворот. Адвокаты потерпевших требуют в качестве компенсации за моральный и материальный ущерб с бывшего чиновника аж 60 млн грн. Адвокаты Попова уверены, что дело может рассыпаться.

«СТУДЕНТЫ НА СУДЫ НЕ ХОДЯТ»

Ближайшее заседание Шевченковского суда, которое рассматривает уголовное производство в отношении Александра Попова, намечено на понедельник. Бывшему главе Киева инкриминируют «пособничество в злоупотреблениях полномочиями представителей правоохранительных органов». За что предусмотрено максимальное наказание — 10 лет тюрьмы. Напомним, еще в прошлом году дело Попова было выделено в отдельное производство из-за исчезновения других обвиняемых — экс-секретаря СНБО Владимира Сивковича и бывшего главы киевской милиции Валерия Коряка. В прошлом году МВД их объявило в розыск.

Сам Попов категорически не хочет комментировать ничего до судебного заседания. В его ближайшем окружении нам рассказали, что в рамках дела потерпевшие подали больше 50 исков на возмещение морального и материального ущерба. Суммы исков — от 50 тыс. грн до 1,5 млн грн, в общем — на 60 млн грн. Всего потерпевшими признано 84 человека, но 21 потерпевшего прокуратура так и не смогла найти. Как рассказала нам анонимно одна из пострадавших девушек, назвавшаяся Татьяной, несмотря на побои, разбитую голову, она не захотела подавать иск, поскольку считает, что наказаны должны быть другие люди.

«Думаю, что наказаны должны быть Сивкович, Клюев и Захарченко, а не киевский чиновник, который реально не принимал решений», — сказала она нам. Среди пострадавших, которые ходят на суды, по ее словам, разные люди. Киевлян от силы 10–15, в основном жители Тернопольской и Ивано-Франковской областей. Студентов тоже было приблизительно человек 15. «Больше всего суды посещают люди 35–40 лет», — говорит Татьяна.

В окружении Попова нам рассказали, что в исках пострадавшие пишут, что они лечились, потратили деньги на восстановление и лекарства. При этом практически нет квитанций и чеков, которые бы составили доказательную базу. Поэтому львиную долю этих сумм объясняют как моральный ущерб.

«У Попова таких денег просто нет. Они требуют, чтобы он продал все свое имущество и вырученные деньги раздал людям. Но у него есть квартира на левом берегу, в которой ему принадлежит всего 1/3, машина «Лексус» и жилье в Комсомольске — наследство от мамы. А еще два счета в украинских банках, которые сейчас арестованы, но денег оттуда и на один иск не хватит».

НЕ ПОМНЯТ СУММУ ИСКА

Вчера официально никто из адвокатов пострадавших не захотел комментировать дело. Любопытно, что на странице в соцсети одного из них Александра Башука состоялся интересный разговор с пострадавшим 30 ноября. «А какая сумма иска?» — поинтересовался Василий П. На что получил ответ: «Вы же подписывали гражданский иск! А теперь не помните сумму?»

Адвокат Попова Николай Карнаух говорит, что дело может рассыпаться. «Попов вообще не имеет отношения к этому уголовному правонарушению, которое называют превышением служебных полномочий правоохранительных органов. Так как он не работник правоохранительных органов, никаким образом не превышал полномочий главы КГГА. Все случилось рано утром, когда работники милиции избили митингующих. Мы тоже осуждаем действия правоохранителей. К слову, более 40 потерпевших не появляются на судах, хотя они обязаны», — говорит Карнаух.

Под домом устраивают митинги

На Попова пытаются давить не только в суде. Не так давно к его дому в Киеве на Днепровской набережной приехали люди с плакатами и требовали деньги. Как позже выяснилось, одна из участников акции реально получила массу травм на Майдане, но только в январе, на Институтской. «Это, конечно, очень удручает Александра Павловича. Ведь он по натуре человек порядочный, не скрывается от следствия, не сбежал, как другие. Его моральное состояние сейчас оставляет желать лучшего», — рассказали «Вестям» в окружении Попова.

Как узнали «Вести», с супругой он сейчас бывает больше в Комсомольске. А госдачу в Пуще-Водице отдал государству.