«Самооборона Киева» совместно с СБУ и МВД начала забирать подростков из радикальных организаций, нередко участвующих в платных акциях. Мол, школьники исчезают из дому, а потом оказываются в неблагополучной среде или на фронте. Радикалы считают, что это попытка свести с ними счеты.

ХОТЯТ ВЕРНУТЬ В СЕМЬЮ

«Мы в первую очередь хотим помочь родителям пропавших 15–17 летних детей, которых потом находят или в составе радикальных организаций, или на передовой, или вообще в партизанских отрядах. Некоторых мы снимаем с поезда, который едет в сторону зоны АТО», — говорит нам глава «Самообороны Киева» Анатолий Медведь. По его словам, они открывают дежурный телефон 223-19-70, куда могут обратиться родители. «Если пропадает человек, обратиться в милицию можно только по истечении трех суток. Иногда это слишком много, чтобы найти и спасти ребенка. Ненормально, что радикальные организации в большинстве своем состоят из несовершеннолетних. Юношеский максимализм и желание совершить подвиг приводит к тому, что дети попадают под влияние таких группировок, в которых они чувствуют себя сильнее и увереннее. Этим непременно пользуются взрослые, которые с помощью детей лоббируют свои политические интересы». По словам Медведя, с детьми сейчас работают фронтовики, которые поясняют школьникам, что взрослые воюют специально для того, чтобы они жили мирно.

В милиции добавляют, что обычно детей не вербуют, а они сами приходят в такие организации. «Большой поток информации и неокрепшая детская психика делают свое дело», — говорят нам в пресс-службе милиции Киева.

КЛУБЫ «ПО ИНТЕРЕСАМ»

«Вести» узнали у подростка, как он попал к радикалам. «Я с 15 лет участвую во многих акциях, уже года два. Был и с «Ультрас», и с «Модным приговором», и «Честным словом», подписан еще на несколько групп «Вконтакте» — такие, как «Реванш», «Наждак». Там обычно публикуют инфу о сборе на акцию, да и старшие друзья рассказывают об акциях и говорят, что нужно собрать людей, мы и приходим. Я выбираю самые полезные, как снос незаконной стройки. Там обычно с кострами — весело. Была еще акция против казино на Троещине. Как по мне, мы делаем правильные вещи. Вот, к примеру, когда сносили забор на Осокорках. Теперь ведь там никто не строит, а после акции у меня появилось более десяти новых друзей. Теперь общаемся, рассказываем про будущие акции или лекции. Также проходят выездные тренировки по рукопашке, это все нас объединяет. Родителям, естественно, не рассказываю, у меня только мать, ей 55 лет. Не поймет», — рассказывает нам 17 летний радикал Влад О.

В силовых структурах говорят: чтобы удержать детей, радикалы устраивают клубы по интересам. «Детей заманивают в организации веселыми развлечениями — акциями, которые снимают на камеру. Это может быть и легкое хулиганство, или еще что-то. Для тинейджеров в этих организациях устраивают клубы по интересам. Как, к примеру, бойцовский клуб или лекции на тему политики, революций или психологии. Там детям капитально промывают мозги и вкладывают идею. Потом вся группа идет на какую-то акцию или совершает хулиганство, попадая в поле зрения правоохранителей. Лидерам говорят, что есть целая подшивка документов на человека. И если ей дать ход, то можно пойти в тюрьму. Так как в тюрьму никто идти не хочет, соглашаются работать с правоохранителями и уже выполняют их приказы, ходят на акции, которые планируют спецслужбы», — говорит «Вестям» источник в силовых структурах.

«Мы просто сейчас неугодны власти»

Организаторы говорят, что следят за возрастом участников акций.

В радикальных кругах с властями не согласны, говорят, что школьников не берут, а наоборот, следят за возрастом своих участников. «Самооборона и милиция переполошились, так как после революции мы стали неугодны власти. Все потому, что мы их носом тыкаем в очевидные вещи, как, например, то, что президент не продает «Рошен», как обещал. Более того, мы никого не агитируем и не заманиваем.

К нам присоединяются люди со своими политубеждениями и взглядами. Обычно мы следим за тем, кто к нам приходит на акции, если это явные дети — мы сами их заворачиваем. Но бывает такое, что парень выглядит на 20, а ему по факту 17», — рассказали нам в «Реванше».