На улицы Киева вернулись попрошайки с детьми на руках. «Мамочки» с протянутой рукой добираются «на работу» на микроавтобусе, который вечером их забирает. В милиции ждут прироста попрошаек, обещают составлять на всех дела и подозревают, что в женщин, вызывающих жалость, могли перепрофилироваться лжеволонтеры.

КАК ПО ЧАСАМ

В праздничные дни «Вести» стали свидетелями необычной для последнего времени истории: к подземке на пересечении бульвара Т. Шевченко и Крещатика подъехал микроавтобус, высадил оттуда двоих мамочек с детьми, которые поковыляли к ступенькам перехода, усевшись прямо на ступеньки по обе стороны. Женщины стали просить у прохожих подать, а дети cпали. «Они тут уже не первый раз. Можете и не думать милицию вызывать. Патрули на них попросту не реагируют», — рассказывали нам местные торговцы.

«Милиция по нескольку раз проходит мимо, но закрывает на это глаза, — подтверждает нам зазывала кафешки неподалеку Александр Марченко. — Попрошаек привозят в будни. Наверное, с расчетом, что много людей в центре работают и, проходя на встречу или обед, подают им деньги. В выходные и после 19:00 их редко когда увидишь. В милицию не жаловался, да и сам не выгонял. Умом понимаю, что это их бизнес. Но есть сомнения: вдруг люди бежали от войны или еще что-то». Другие местные торговцы подозревают, что действуют обычные преступники: «Их вечером тот же микроавтобус увозит. Бывает, по углам стоят, деньги делят. Говорят, что выручку сдают одному человеку — крыше. Мы тут его пару раз видели». Увы, «Вестям», за полдня наблюдений не удалось застать этого человека. Хотя даже в милиции не исключают, что такое может быть.

КРИЗИС И НАПЛЫВ ЛЮДЕЙ

«Попрошайничество — это бизнес. Не исключено, что лжеволонтеры перепрофилировались и теперь зарабатывают на детях. За такое им грозит до пяти лет тюрьмы по статье «Втягивание детей в попрашайничество», — сказала нам спикер столичной милиции Юлия Мусташ. Начальник криминальной милиции по вопросам детей в Киеве Лариса Зуб уверила нас, что правоохранители реагируют на каждое сообщение о мамочках-попрошайках, но люди сообщают редко.

«Каждый раз, когда проходит отработка такого сообщения, ребенка отправляют в больницу для оценки общего состояния и берут анализы на случай, если его накачивали успокоительным, — говорит Зуб. — Ведь злоумышленники, которые промышляют таким, абсолютно не жалеют детей. Для них это средство заработка. Так, одна задержанная многодетная мать (у нее пять детей) выходила на промысел каждый раз с другим ребенком. Был случай, когда во время рейда задержали женщину с ребенком, которая попрошайничала при -16°С с ребенком, одетым в легкий комбинезон. Врачи сказали, что у ребенка жар и что еще несколько дней — и он бы сгорел от высокой температуры». По словам Ларисы Зуб, данная проблема сейчас очень актуальна: «Проблема с попрошайками, которые используют детей, стоит довольно остро и может стать еще острее в связи со сложной экономической ситуацией в стране и большим наплывом людей. Да, кто-то действительно выходит на улицу с детьми, так как заставили сложные жизненные обстоятельства. Но для большинства этопросто преступный промысел».

ПРИБЫЛЬНЫЙ БИЗНЕС

Правозащитник Эдуард Багиров называет попрошайничество прибыльным бизнесом: «Доход попрошайки — максимум 15–20% от собранных за день 4–5 тыс. грн. Сдавать сборщику он должен все. Если что-то прикарманит, то за это его могут наказать. В банде есть разведчики, которые следят, как идет работа, и «служба безопасности», которая решает конфликты. Есть специальные люди, которые учат попрошаек, как надо работать. Они придумывают им легенды, подбирают документы, учат, как нужно отвечать на вопросы прохожих и куда звонить, если что». Как рассказали нам неофициально источники в правоохранительных органах, за нищими стоит крыша: «Вы, наверное, заметили, что на одной территории никогда не будет нескольких человек с одинаковой «проблемой». Их четко распределяет один смотрящий. Эта мафия имеет связи в милиции, куда платит дань. Так как просто нереально заниматься таким бизнесом без протекции людей в органах».