Крещение Руси, произошедшее 1025 лет назад, неразрывно связано с событиями, происходившими в те времена на территории Крыма. А именно — с походом киевского князя Владимира на византийский Корсунь — так назывался город, более известный сегодня как Херсонес, находящийся в черте Севастополя.

Церковь и историки договорились

Официально принятой датой похода и последовавшего за ним крещения считается 988 год. Эту хронологию подтверждает, например, «Повесть временных лет», где подробно описано взятие Корсуня. Но «Житие князя Владимира», составленное монахом Иаковом задолго до появления «Повести», дает другой год — 987-й. Есть и другие древнерусские летописи, с датами от 986-го до 989-го. О том, что Владимир пришел в Крым именно в 989-м, сообщает и византийский историк Лев Диакон. «Официальная дата появилась только 25 лет назад, когда было празднование тысячелетия Крещения Руси, — рассказывает доктор исторических наук Александр Герцен. — Тогда историки и Православная Церковь просто договорились о наиболее приемлемой вехе этого события. Хотя научная дискуссия по данному вопросу, конечно, не закрыта».

Владимир около месяца плыл из Киева в Корсунь на ладьях.           Инфографика:Екатерина Яшина                                                                                                                                                                                           

 Победа, благодаря предательской стреле                                                                                                                                                    Исторические реконструкции, сделанные учеными, позволяют проследить путь, которым двигалась дружина князя в Крым, и детали военных действий на территории полуострова. В основном сведения черпаются из «Повести временных лет» — летописи, подлинность которой историками не оспаривается. В начале весны 988 года — будем придерживаться официальной хронологии — Владимир дал приказ погрузить на 120 ладей шесть тысяч «варяг, словен, кривичей и болгар» и направился с ними вниз по Днепру. Пересек пороги (скорее всего — район Запорожья, где позже казаки основали свою Сечь. — Авт.), спустился к устью в том месте, где сейчас Херсон, и вышел в Черное море. Затем эскадра благополучно проследовала вдоль крымского побережья, мимо мыса Тарханкут, и прибыла в район нынешнего Севастополя. Здесь ладьи зашли в бухту, которая теперь называется Стрелецкой, и войско высадилось на ее берегу. В паре километров от бухты находилась цель военной экспедиции — Корсунь, окруженный со всех сторон стеной со многими башнями, при этом толщина стены была 4 метра, а высота доходила до десяти. Вероятно, корсунцы, видя перед собой большое войско, не решились атаковать десант и заперлись в городе, понадеявшись на мощность стен.

Стрелецкая бухта в Севастополе, где высадилось войско Владимира. Фото: Д. Смирнов                                                                                                                                                                                                                                                                                             

«Известно, что войско князя подошло очень близко к городу, на расстояние полета стрелы, это около 400 метров, — говорит заведующая отделом средневековой истории Национального заповедника «Херсонес Таврический» Татьяна Яшаева. — И расположилось так, чтобы отрезать его от окружающих сельскохозяйственных участков, откуда можно было бы подвозить продовольствие». На месте, где стояли шатры лагеря князя Владимира, как уверяют исследователи, пролегли севастопольские улицы: Ерошенко, Дмитрия Ульянова и Древняя — по ним сегодня можно попасть из города в херсонесский заповедник.

Оборонительные стены Корсуня (Херсонеса). Фото:pulsev.com.ua

Есть версия и о том, что часть дружины отправилась захватывать другие населенные пункты Крыма.

«Существуют предположения, что люди князя захватили окрестности современного Инкермана, совершили набеги на южнобережные поселения, дошли даже до крепости Бакла, что в Бахчисарайском районе, — рассказывает доктор исторических наук Александр Герцен. — Гипотезы строятся на том, что в этих местах были найдены наконечники русских стрел. Но таких находок мало».

Осада Корсуня шла полгода: с апреля до сентября. Здесь, кстати, нестыковка между исторической версией событий и церковной, гласящей: Владимир овладел городом и крестился в нем летом, в конце июля. Падение же крепости связано с предательством одного из его жителей: некто Анастас пустил в сторону княжеского войска стрелу с запиской, где было указано место, в котором можно перекопать городской водовод, идущий за пределами крепости. Водовод перекрыли, защитники изнемогли от жажды и сдались. А предатель впоследствии занял видное место при дворе князя и после возвращения Владимира в Киев стал настоятелем знаменитой Десятинной церкви, которую построили после похода дружины Владимира в Крым.

«Где именно был водовод, на который указал Анастас? Исследователи спорят до сих пор! — продолжает Татьяна Яшаева. — Дело в том, что археологи нашли два водовода, каждый из которых мог питать Корсунь. Один идет с востока, через Сарандинакину балку, другой — с запада, от Балаклавских высот. Остатки этих сооружений (почти в центре Севастополя) сохранились и поныне».

Зачем Владимиру Крым?

Не менее спорным моментом остаются и причины, по которым войско князя Владимира оказалось у стен Корсуня-Херсонеса. Византией в те годы правил император Василий Второй, который в 988 году попал в беду: один из его военачальников — Варда Фока, взбунтовался, провозгласил себя императором и направился с войском к Константинополю — столице империи. В то же время Василий узнал о намерении Владимира жениться на византийской принцессе Анне и поспешил воспользоваться моментом: в обмен на военную помощь Киева дал согласие на брак, но с условием: князь-язычник должен креститься. Согласившись на условие, Владимир послал в Константинополь войско, и мятежники были разбиты. Но Византия не спешила отсылать в Киев принцессу, и тогда князь сам отправился в византийские владения в Крыму, дабы и крещение там принять, и, захватив Корсунь, вынудить Василия ускорить приезд своей избранницы.

«Есть и такая гипотеза: поход князя именно в Крым связан с тем, что Корсунь примкнул к мятежу Варды Фоки и Владимир по договору с Василием подавлял один из очагов восстания в Византийской империи, — говорит сотрудник архива РАН Николай Петриченко. — А когда город был взят, князь выдвинул требование: отдать за него сестру императора Анну, грозя двинуться с войском на Константинополь».

После покорения Корсуня из Константинополя приехали священники вместе с принцессой Анной. Они покрестили князя и обручили его с возлюбленной.

Почему в Севастополе два Владимирских собора

Легендарный поход, окончившийся крещением князя, отмечен в Севастополе двумя соборами, и оба — Владимирские. Но почему сразу двумя? С этим связана история, которая начинается с посещения города российским императором Александром Первым в 1825 году, когда он высказал пожелание увековечить крещение Владимира. После царского визита в Херсонесе экстренно провели археологические раскопки и обнаружили руины храма, который и посчитали местом княжеского крещения. Сразу же началась работа по созданию проекта нового собора на этом месте, а по стране был объявлен сбор пожертвований на постройку святыни. Народ деньги жертвовал охотно и вскоре севастопольские подрядчики уже приступили к закладке собора. Но через несколько лет командующий Черноморским флотом адмирал Лазарев в связи с предположением о поспешности и неточности определения истинного места крещения обратился к императору с прошением «воздвигнуть храм не в Херсонесе, а в самом Севастополе, где он с пользой для жителей может быть чаще посещаем, нежели за несколько верст от города». Разрешение было получено, причем император сам указал на плане место для строительства на центральном городском холме — там, где сейчас «усыпальница адмиралов». Но и собор в Херсонесе не перестали строить, решив, что два новых «знаковых» христианских места, лучше, чем одно.

«Собор в Херсонесе считается теперь настоящим местом крещения Владимира, но 99% ученых уверены, что это — ошибка, — замечает завотделом средневековой истории Национального заповедника «Херсонес Таврический» Татьяна Яшаева. — Скорее всего, князя крестили на месте так называемой Уваровской базилики, остатки которой были найдены уже после того, как здесь начали строительство Владимирского собора. Но это не умаляет его значения для верующих. Да и Уваровская базилика находится от собора всего в сотне метров».