Крымчанин Геннадий Афанасьев, который в суде отказался от обвинительных показаний в деле Сенцова, заявил о пытках.

Об этом он рассказал во время встречи с с адвокатом Александром Попковым, сообщает российское издание Грани.ру. По его словам, он подвергался пыткам после похищения силовиками из ФСБ.

Афанасьева похитили 9 мая 2014 года в Симферополе, когда он шел на парад в честь годовщины победы над Германией, усадили в машину и начали возить в ней по городу, избивая и требуя дать показания на Сенцова, а также на иных лиц, фамилий которых он, однако, не помнит.

Как рассказал политзаключенный, его избивали, причем по голове били перчатками, чтобы не оставлять следов. Кроме того, ему надевали на голову противогаз и зажимали шланг. Один же раз, разжав шланг, силовики каким-то образом налили туда воды, и Афанасьева, после того как он вдохнул, начало рвать прямо в шланг. Кроме того, оперативники применили к похищенному пытки током, причем провода прикрепляли в том числе и к гениталиям.

После этого Афанасьев согласился дать показания как на себя, так и на Сенцова. При этом свидетельства о реальных событиях, участником которых был политзаключенный, его заставляли фальсифицировать. В частности, он рассказал на следствии, что во время аннексии региона развозил продукты украинским военным в войсковые части. Однако старший следователь управления ФСБ Артем Бурдин, который вел дела Сенцова и Кольченко, вынудил его признать, что эти поездки он совершал с Сенцовым, а их целью было приобретение оружия.

В действительности же, заметил Попков, Афанасьев признает свое участие лишь в поджогах штабов "Русской общины Крыма" и "Единой России" в Симферополе, которые произошли соответственно 14 и 18 апреля 2014 года.

"Он считает, что это нацистская организация, которая избивала проукраинских активистов, похищала этих людей", - пересказал адвокат мнение своего доверителя о "Русской общине Крыма".

После доставки в московский СИЗО "Лефортово", также рассказал Афанасьев, пытки и избиения прекратились. В то же время он заметил, что в столице России встречал тех же оперативников, которые издевались над ним в Крыму.

30 июля, когда Афанасьева в первый раз доставили в Северо-Кавказский военсуд, к нему явился местный сотрудник ФСБ, который потребовал отказаться в суде от дачи показаний, сославшись на статью 51 российской Конституции, чтобы адвокаты подсудимых не смогли задать ему вопросы. Именно таким образом поступил в тот день в суде другой крымский узник, пошедший на досудебное соглашение, - Алексей Чирний.

Когда Афанасьев в тот же день отказался в суде от адвоката, тот же сотрудник ФСБ явился к нему в СИЗО, похвалил за этот шаг и напомнил данные ранее инструкции. "Завтра у тебя самый важный день в жизни, надо выполнить досудебное соглашение", - пересказал Попков смысл реплик силовика. На стадии следствия сотрудники спецслужбы обещали Афанасьеву срок от пяти до семи лет с последующим условно-досрочным освобождением или же помилованием через два года.

Когда 31 июля Афанасьев отказался от своих показаний на Сенцова и Кольченко, тот же сотрудник ростовского УФСБ заявил, что теперь у политзаключенного только одна возможность исправить ситуацию - сделать заявление о том, что он отказался от показаний по наущению адвокатов Сенцова и Кольченко.

Однако осужденный отказался выполнять требование. "Он понял, что он не сможет потом с этим жить, ему будет тяжело смотреть людям в глаза", - пояснил Попков мотивы своего доверителя.

Адвокат также добавил, что насилия после отказа от дачи показаний к Афанасьеву не применялось.