Завтра страна будет отмечать один из главных национальных праздников — День Независимости. В Крыму для многих это просто выходной день и повод отдохнуть, съездить на море и пожарить шашлык. Но есть крымчане, кому эта дата изменила всю жизнь. «Вести» встретились с двумя из них. Этих людей можно назвать «первопроходцами» украинской независимости на Черноморском флоте.

Мирослава Мамчака, нам удалось найти в Севастополе на проспекте Генерала Острякова, где он живет в обычной панельной многоэтажке. Капитан первого ранга в отставке — степенный мужчина, с цепким взглядом, быстрой речью, в джинсах и видавшей виды желтой футболке с надписью «Украина». В апреле 1992 года, он стал инициатором принятия присяги на верность Украине штабом Крымской военно-морской базы, расположенной в поселке Новоозерный возле Евпатории.

ПЕРЕД ПРИСЯГОЙ НАС ЗАБЛОКИРОВАЛИ

«Тогда ситуация была сложная: СССР исчез, а Украина еще не сформировалась как государство, и были предпосылки к тому, чтобы Черноморский флот и вся его инфраструктура остались в подчинении только у России, — рассказывает «Вестям» Мирослав Мамчак. — Но были и офицеры, которые понимали: Украина уже не исчезнет, и ей нужен будет собственный флот. Но военная делегация, прибывшая из Москвы, вовсю склоняла офицеров присягнуть СНГ — непонятному на тот момент государству. И, вот, 7 апреля 1992 года я, как старший по званию, стал организатором присяги на верность не СНГ, а Украине». Накануне о намерении военно-морской базы принять украинскую присягу узнали российские военные.

«В три часа ночи жена меня будит, встревоженная, мол, Мирослав, смотри, что на улице творится! — продолжает Мамчак. — Гляжу: под домом БТР стоит и пулеметом в наши окна смотрит, а по поселку машины военные разъезжают с вооруженными офицерами. Попытался связаться со своими подчиненными — связь отключена. Но тронуть меня никто не решился: дождался утра под дулом пулемета, а потом пошел в часть. Когда прибыл, узнал, что всех, кто собирается присягать Украине, в штаб не пускают — приказ командующего ЧФ, адмирала Касатонова. Кроме того, мы оказались в полной блокаде: с моря район оцепили российскими кораблями, а с суши подошел полк береговой обороны. Нам передали предупреждение командующего: если через 30 минут не передумаем, то нас будут атаковать. Вместе с тем в поселке закрыли магазины, почту и прекратились занятия в школе. Тогда мы решили провести мероприятие в местном поссовете: пусть попробуют штурмовать здание под государственным флагом Украины!».

В тот день, по воспоминаниям Мирослава Мамчака, ему удалось в здании поссовета привести к присяге 87 человек, а флаг, на котором присягали военные моряки, был сшит жительницами Новоозерного из желтой и синей ткани, которую удалось найти в «загашниках» местного населения.

ПРИСЯГНУЛИ УКРАИНЕ В ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ

Другой наш собеседник, который стоял у истоков создания украинского флота, тоже севастополец — капитан первого ранга в отставке Владимир Шишов, который в 1992 году служил старшим помощником командира крейсера «Кутузов».

На списанном "Кутузове" в Новороссийске организовали музей". Фото: dic.academic.ru

"Я привел к присяге свой экипаж 8 марта 1992 года, — вспоминает В. Ширшов. — Дата была выбрана специально праздничная, чтобы отсутствовал командир бригады. К тому же капитан корабля был на больничном. Решение присягнуть Украине было осознанным. Во-первых, я с пяти лет живу здесь. И душой, и телом воспринимаю ее культуру. Во-вторых, было четкое понимание, что прежней армии и флоту «хана» — грядут массовые сокращения. Значит нужно оперативно ориентироваться в ситуации и стать в ряды тех, кто стоит у истоков нового флота — украинского».
Принятие присяги прошло без эксцессов. Хотя далеко не все члены экипажа согласились присягать Украине. «Украинский флаг мы тогда подняли над «Кутузовым», но сразу и спустили — нельзя было держать его поднятым на территории российской военной базы, — говорит Владимир Ширшов. — Но, торжественное настроение осталось. Вечером я с семьей и друзьями пошел в город. Там гуляли, пили сухое вино… Начиналась новая жизнь! А на следующий же день меня, как присягнувшего другой стране, отстранили от всех должностей, сняли с довольствия и прекратили начислять зарплату. Было чувство, что нас использовали в политических целях, а потом выбросили. Но через несколько месяцев, Украина стала обеспечивать своих моряков». А крейсер «Кутузов» закончил свою службу в том же 1992 году — его вывели из числа боевых кораблей по старости.