Недавний приезд в автономию миссии ООН по делам беженцев открыл интересную деталь — на полуострове официально проживает всего лишь 18 беженцев, когда всего их в стране 2,5 тысячи! Секрет столь низких показателей кроется в другой цифре — еще 80 человек борются за получение гражданства нашей страны и годами живут вообще без каких-либо документов. В основном эти люди являются уроженцами республик бывшего Советского Союза, а также Сирии, Афганистана и Китая. Истории большинства из них похожи между собой: приехали на полуостров в лихие 90-е, имея с собой лишь паспорт уже несуществующего СССР.

Бежали, чтобы спастись

История борьбы за получение гражданства или вида на жительство для Ольги Казариной началась более 15 лет назад. «В 1997 году мы с мужем и детьми приехали в Крым из Караганды — можно сказать, сбежали, ведь супруга на родине пытались убить его бизнес-партнеры, — вспоминает женщина. — Из документов — только советские паспорта и свидетельства о рождении детей. Долгое время никуда не обращались: муж боялся, что его могут найти, а потом он умер. С 2005 года я бьюсь во все двери, но пока безрезультатно. Документы из Казахстана мне высылать отказываются — говорят, что прошло более десяти лет и все архивы были уничтожены. Здесь же, напротив, объясняют: обращайтесь туда, откуда приехали. Получается, что я не нужна ни одной из стран. Мы живем в Симферополе на съемной квартире, дети уже закончили школу: с горем пополам им выдали аттестаты, но теперь они никуда поступить не могут. Сын старший не может жениться — нет паспорта».

Ольга в стране - с 1997 года

По словам Ольги Александровны, ее мать после переезда в Россию уже успела получить вид на жительство: «Выходит, что в другой стране это сделать реальней. Здесь же, куда бы я ни обратилась, помощи практически нет».

Потеряла документы в дороге

Почти 16 лет не может получить паспорт Украины и 43-летняя Анна Берг (имя и фамилия изменены. — Авт.). «Я родилась в Семипалатинске, в 1996 году приехала в Крым к молодому человеку, но через год он умер, — рассказывает женщина. — По дороге сюда я потеряла свое свидетельство о рождении, когда спустя несколько лет из Казахстана мне пришла копия актовой записи о моем рождении, оказалось, что в фамилии была допущена ошибка и она не совпадает с той, что уже была в паспорте. Сейчас я жду, когда там найдут и вышлют актовую запись о месте рождения моей матери, с которой я никогда не проживала. Это мне нужно для того, чтобы подтвердить ее и свое родство с дедом, — он родился в Украине, но был депортирован. Это мой единственный шанс рано или поздно получить гражданство. Кроме того, я до сих пор жду подтверждение того, что уже не являюсь гражданкой Узбекистана». Сейчас Анна живет на съемной квартире в Бахчисарае, работает нелегально: «У меня только старый паспорт, а с ним на официальную работу не трудоустроят, хотя у меня есть два неполных высших образования — медицинское и торговое, только подтвердить этого я не могу, ведь дипломы также были утеряны».

Эксперт: «Крым не для беженцев — им бы в Европу»

Украина, и Крым в частности, не столь привлекательны для беженцев, — уверен исполнительный директор Фонда по натурализации и правам человека «Содействие» в Крыму Ахтем Зейтуллаев. — Каких-то льгот или преференций для них нет, трудоустроиться им здесь тоже тяжело, разве что нелегально. Все это нелегко осуществить даже признанным беженцам, не говоря уже об искателях международной защиты. За исключением двух центров временного размещения для них в нашей стране не создано  даже минимальных социально-экономических условий».

По словам Зейтуллаева, в Крыму беженцев так мало также из-за территориального расположения: «Полуостров не находится на пути транзита. Большинство едут в Киев, Харьков, на Западную Украину — туда, где есть границы с Европой.  Сейчас в автономии есть несколько человек, ожидающих получения статуса. Но ежегодно из одной-двух тысяч желающих его получают не более двухсот человек».