Два дня назад в Симферополе был задержан молодой парень, якобы собиравший деньги для лечения ребенка.  Как сообщили в Киевском РОВД, у лже-волонтера не было ни удостоверения, ни документов, подтверждающих диагноз пациента, ни пломбы на ящичке, куда принято бросать деньги.  "Вести" решили разобраться в тонкостях благотворительной "кухни" и понять, кто же просит нас на улицах помочь больным малышам: мошенники или люди с добрыми намерениями.

У четырехлетнего Никиты Задворова врачи обнаружили острый миелобластный лейкоз, а проще говоря — рак крови. Его мама Ирина была не против, чтобы мы разместили портрет Никиты на контейнере и попросили прохожих помочь материально: "Мы лежим в больнице с 15 марта. У сына заболела ножка, а потом оказалось такое. Собственных средств не хватает".

ЗА УЛОВОМ — С ОБУВНОЙ КОРОБКОЙ

Никита Задворов

В 11:00 следующего дня я уже была на перекрестке улиц Пушкина и Карла Маркса, где обычно собираются волонтеры с обычной картонной коробкой, на которой — только имя и фамилия ребенка, его фото и диагноз. "Собираем деньги на лечение!" Результат не заставил себя ждать — первую двадцатку бросили в коробку сразу. Далее жертвовали купюры помельче — по одной-две гривны, реже — десятки, одна женщина, не глядя, отдала 50-гривневую купюру.

На горизонте появились постоянные "обитатели" перекрестка. Девушка в жилетке благотворительной организации "Родная Украина" с именем Катя на бейдже собирала деньги на аппарат искусственной вентиляции легких для детской инфекционной клинической больницы: "Аппарат стоит 75 тысяч гривен, нами за год собрано уже более 35 тысяч. Сами мы за нашу помощь получаем иногда билет в кино или театр — не более". 

НЕ ГУСТО, НО И НЕ ПУСТО

Возле здания загса молодой человек предлагает помочь семье Руслана Горнатенко, страдающего пороком развития центральной нервной системы. На пластиковом контейнере — имя и фамилия мальчика, фото и мобильный телефон безымянной бабушки. Зато указано название организации — "Актив". "Я увидел человека, собирающего деньги, и попросил меня тоже устроить, — рассказал Сергей. — Вот теперь выхожу несколько раз в неделю, 20% от собранных денег — мои". Сергей наотрез отказался назвать суммы, но, судя по содержимому прозрачной коробки, внутри уже гривен 200. Если так, около 40 грн он заберет себе. Для сравнения: за раздачу листовок на улицах можно получить 50 грн за три часа.

После трех часов на перекрестке я отдаю тете Никиты свой "улов" — всего-то 100 грн. Этого мало для мальчика. Но для человека с самодельным контейнером, у которого никто ни разу не попросил показать документы или как-то доказать, что больной ребенок действительно существует, — это вполне неплохо. 

ДЕЛЯТ МЕЖДУ ДЕТЬМИ

Главврач детской инфекционной больницы, которой просила помочь Катя, Людмила Прокудина заверила: "Мы работаем с этой организацией уже второй год, они действительно собирают средства для покупки аппарата, которого нам очень не хватает". В "Активе" подтвердили, что Сергей — их человек: "Работаем с прошлого года. Кроме волонтеров, ставим контейнеры в магазинах, — сообщил нам руководитель организации Ростислав Баскаков. — К нам обращаются родители, пишут заявление, предоставляют выписки из больницы, а далее на специальных собраниях мы передаем им собранные деньги — все до копейки, кроме той части, что забирают волонтеры. Сейчас помогаем 11 детям". 

Бабушка Руслана Горнатенко Людмила Ивановна поведала, что обратиться в "Актив" ей посоветовали в горисполкоме: "Молодой человек (он у них главный) взялся помогать нам и еще нескольким деткам. Волонтеры вместе с родственниками других детей приходили к нам домой, при нас вскрывали контейнеры, забирали свою часть — 20%, а остальное делили между всеми детками".

В магазинах также нередко можно увидеть контейнеры с фотографиями больных деток. "Некоторые ящики мы сами ставили, ведь нас уже обманула одна из так называемых благотворительных организаций, — говорит Елена — мама больной лейкозом полуторогодовалой Лизы Троегубовой, чей номер телефона указан тут же. — Контейнеры стояли в сети супермаркетов, но денег мы так и не увидели".

МЕДИКИ ЖАЛУЮТСЯ: "СРЕДСТВА ВОРУЮТ СО СЧЕТОВ"

Медики признаются —  с фондами сотрудничают осторожно. "В подобных организациях должны быть официальные именные счета, а в случае смерти  ребенка, средства должны перейти не семье, а на лечение другого, — рассуждает завотделением онкогематологии Детской клинической больницы Валентин Усаченко. — Известны истории, когда взламывали счета родителей,  либо ребенок умирал, а туда продолжали поступать средства, и, поверьте, родители не всегда приносили их для других детей".