Прошло полгода с тех пор, как в Кабмине утвердили новый порядок получения целителями и знахарями лицензии на оказание услуг, а легальных народных лекарей в Крыму стало даже меньше, чем ранее. По словам главврача КРУ "Центр здоровья" Виктора Бридко, сейчас их всего шестеро, хотя ранее официально принимали в 34 кабинетах: "Теперь целители должны работать при медучреждениях, а не в пристройках, домах культуры и кинотеатрах. Но проблема в том, что это очень сложно, руководители медучреждений не вписывают в штатное расписание врачей нетрадиционной медицины".

Крымчанин Евгений Денесюк — специалист по биоэнергетике. Он один из немногих продолжает работать по лицензии в кабинете нетрадиционной медицины поликлиники в Джанкойском районе и рассказывает: "Лицензия на пять лет мне обошлась в сумму около восьми тысяч гривен: пять тысяч стоят курсы целителей в Киеве при Университете народной медицины и почти три тысячи — помощь юриста, без которой получить документ практически невозможно".

По словам Виктора Бридко, специалисты народной медицины делятся на три категории: врачи, целители и ворожеи: "Врачей готовит Университет народной медицины. Целители — это те же врачи, но без специального образования. Им разрешено брать только одно из направлений: фитотерапию или биоэнергетику, например. Вообще же, они могут использовать любой метод, если докажут, что он работает и не несет угрозы здоровью пациента. Целители не имеют права лечить больных СПИДом и онкозаболеваниями. Они должны предоставить в Минздрав справку от психиатра, пройти курс лекций, сдать экзамен по специализации и под присмотром врача вылечить восемь из десяти больных. Проще работается ворожеям: проверять их деятельность может только Комитет по защите прав потребителей и то при наличии жалобы".

ЗНАХАРИ ОТКРЫВАЮТ ЧП

"Раньше по Крыму было семь кабинетов народной нетрадиционной медицины, которые работали в лечебных учреждениях. Сегодня остался один в Ялтинской поликлинике и еще мой, — рассказывает Евгений Денесюк. — Происходит так: я шлю пациентов на обследование к хирургу, ортопеду, невропатологу. А ко мне они не направляют никого, потому что врачи не понимают, что народная медицина — это хорошая альтернатива лекарствам".

Крымчанка Тамара Бочарова — бывшая ясновидящая, раньше получала лицензию, а сейчас занимается консультациями как частный предприниматель: "Пересдавать аттестацию тяжело, волокита с документами и справками отнимает много сил, поэтому сейчас я работаю как психоаналитик: просто даю советы, но не лечу. У меня есть свое ЧП, и теперь работа не требует специальной лицензии".

Как рассказывают сами целители, доход в месяц одного "нелегала" начинается от 10 тыс. грн, а единоразовый штраф за незаконную деятельность колеблется от 800 грн до 5 тыс. грн, однако они не смогли вспомнить случая, чтобы кто-нибудь из их коллег был наказан за работу в тени. Не припомнили такого и правоохранители.

НАШ ЭКСПЕРИМЕНТ

Специалисты говорят, что, как правило, настоящие лекари не назначают таксу за услуги, ведут индивидуальный прием, а не собирают полные залы, и никогда не рекламируют себя.

Мы решили сами отправиться к «подпольной» ворожее. Алена принимает на дому, рекламой ей служит сарафанное радио. В обычной городской квартире я встретил молодую приветливую хозяйку. Буквально с порога она удивила меня правдивой информацией о моих близких, а уже спустя пять минут был готов мой диагноз. Чтобы услышать его от медиков в официальной лечебнице, я потратил около 500 грн на анализы и несколько дней на ожидание их результатов.

"Я с раннего детства гадаю на кофе. В 16 лет начала видеть человека, можно сказать, насквозь, — объяснила ворожея. — Себя считаю ясновидящей. Хотя иногда лечу людей, вычитываю молитвы. Но берусь не за всех, некоторые забирают много энергии. Восстановиться помогает вода. Если немного устала, то мою руки. Если просто валюсь с ног — принимаю душ. После водных процедур я вновь готова к приему". По словам Алены, она только подумывает о том, чтобы "выйти из тени": "Вот только сейчас на это совершенно нет времени: много клиентов и двое детей".

За мои проблемы со здоровьем Алена браться не стала — не ее профиль, и мне оставалось только рассчитаться за "диагностику". Как оказалось, каждый клиент может заплатить, сколько посчитает нужным. Я оставил 50 грн.