В декабре этого года исполняется 100 лет, как в Севастополь вернулся из французского плена один из его символов — Херсонесский колокол. Бронзового красавца отлили еще в 1778 году, в Таганроге из пушек, оставшихся после очередной Русско-Турецкой войны. Об этом свидетельствует часть сохранившейся на колоколе надписи: "Сделан из турецкой артиллерии, весом 351 пуд (более 5700 кг — Авт.)".

Читайте также В Севастополе отреставрировали святыню Черноморского флота

В город-герой этот колокол, с изображениями покровителей моряков — святыми Николаем Чудотворцем и Фокой, попал в начале 19-го века и был установлен на колокольне Никольского собора, а затем переехал в Святовладимирский монастырь, появившийся в Херсонесе. Оттуда его (и еще 12 колоколов из разных храмов) и забрали французские войска, покидая Севастополь в 1855 году, после Крымской войны. Во Франции звонкий трофей поместили на звонницу знаменитого собора Нотр Дам де Пари, где он прослужил парижанам почти полвека.

"Возвращением реликвии мы обязаны французскому консулу в России Луи Ге, — рассказала "Вестям" историк, сотрудник заповедника Херсонес Таврический Наталья Терещук. — Он заинтересовался судьбой колокола, стал ходатайствовать о его возвращении. Почти 15 лет шла переписка между различными министерствами Франции и России. Пока обстоятельства союзнических отношений с Россией в приближающейся войне против Германии, не вынудили французских чиновников прекратить бюрократическую волокиту и согласиться привезти колокол в Севастополь". В севастопольской прессе 1913 года, есть упоминания, что горожане устроили колоколу радостную встречу. В сохранившейся монастырской приходно-расходной книге 1913 года есть запись, что в последних числах декабря некий Д. Хаскин получил 56 рублей за "поковку порченых ушей колокола". Значит, французы вернули свой трофей с дефектами.

После возвращения в Херсонес колокол стал подавать сигналы кораблям во время тумана, чтобы на них слышали, что берег рядом. Видимо, его звон был полезен и, возможно, спас немало жизней моряков. Ведь в 1925 году, когда все монастырские колокола по приказу властей были отданы на переплавку. Этот оставили, чтобы продолжал свою работу. А в 1939 году колокол установили ближе к берегу, между двух каменных пилонов, там, где он находится и теперь.

"Он чудом уцелел во время войн и потрясений 20 века, — продолжает Наталья Терещук. — Только следы от пуль на поверхности остались. Но состояние колокола удовлетворительное, учитывая возраст и судьбу".

Уже около полувека херсонесский колокол не подает сигналы — эта система предупреждения устарела. Его язык колокола наглухо закреплен изнутри. Но за это время колокол стал одной из визитных карточек города-героя, часто становится объектом внимания кинорежиссеров (он показан, например, по дороге Буратино в Страну дураков в известном фильме) и «кормит» многочисленных фотографам.

"Практически каждый турист, посещающий Херсонес, старается сфотографироваться рядом с ним, — поделился с "Вестями" местный фотограф Станислав Грибной. — Многие сейчас, конечно, со своими фотоаппаратами, но есть и такие, которые хотят иметь профессиональный снимок, поэтому работы с мая по октябрь, хоть и меньше, чем в прошлые годы, но хватает".