Специалисты крымского "Черноморского центра подводных исследований" во время экспедиции в Каркинитском заливе вблизи Тарханкута, где обследовали советскую подлодку Щ-216 ("Щука"), обнаружили на дне еще три объекта.

Находки были сделаны в августе, — рассказал "Вестям" руководитель центра Сергей Воронов. — Но понадобилось время, чтобы опознать их, получить соответствующую информацию, поэтому мы только сейчас рассказываем об этом".

Теперь, по найденным на дне Черного моря частям кораблей, их снаряжения и личным вещам, после архивной работы и идентифицирования типа утонувших кораблей, точно известно, что это: двухмачтовый бриг "Полоцк", немецкая военная баржа "Зибель" и небольшой российский паровой ботик, сделанный в конце XIX века.

"Полоцк" во всех документах значится как корсарский корабль, — продолжает Сергей Воронов. — Это был частный греческий бриг, экипаж которого пошел на российскую императорскую службу и получил каперскую грамоту. Они могли останавливать и осматривать все суда враждебных России стран, по сути, пиратствовать. От чего погиб "Полоцк" — от военного столкновения с другим кораблем во время шторма или из-за шкиперской ошибки — неизвестно, об этом не сохранилось никаких упоминаний. Но в корабельном черноморском списке за 1799 год этот бриг значится как утонувший".

Паровой ботик, тоже найденный недалеко от знаменитой Щ-216, оказался детищем Севастопольского судостроительного завода. Его название — «Коля». «Таких ботиков было выпущено в конце XIX века в Севастополе несколько, — продолжает Сергей Воронов. — «Коля» пережил революцию, гражданскую и мировую войны, перешел из императорского в советский Черноморский флот, но, судя по обнаруженным нами в архивах документам, утонул в 1930 году во время буксировки».

Третья находка — немецкий военный десантный паром-плашкоут типа "Зибель", утонувший во время Второй мировой войны, обнаружили также рядом с местом гибели "Щуки", на глубине 42 метра. Десантные паромы такого типа считались опасным морским соперником для самолетов противника из-за эффективности установленной на борту зенитной артиллерии. Отчего погиб паром, который, по предварительным оценкам практически не поврежден, еще предстоит выяснить. Также как и дождаться получения из архивов информации относительно даты гибели парома, ориентировочно это 1942–1944 годы.

По словам Сергея Воронова, внутрь объектов дайверы не заглядывали, только зафиксировали место гибели кораблей: "Подняли только часть обшивки с брига. Мы пока не планируем опускаться к этим объектам. Да и с точки зрения подводной археологии вряд ли там будет что-то сверх интересное. На бриге, от которого мало что осталось, вряд ли что-то в трюмах есть, на ботике тоже, если учесть, что его просто буксировали в мирное время на ремонт из одного порта страны в другой, а на немецком пароме — ящики и запчасти".