На полуострове сотни крымских татар за последние несколько лет отказались от ислама и стали сторонниками иеговизма, баптизма и адвентизма. «Вести» решили выяснить, что именно привлекает мусульман в протестантизме.

Для этого мы напросились в гости к семье крымских татар из с. Маленькое Симферопольского района, которые из ислама подались в Свидетели Иеговы.

К Богу кратчайшим путем

Семья согласилась пообщаться с нами на условиях анонимности, поскольку боится всевозможных провокаций, ведь в селе их недолюбливают. Алим, его жена Эльмира и трое их детей с 2004 года являются прихожанами местной общины Свидетелей Иеговы.

Глава семьи рассказывает, что в молодости начал задумываться, что ждет человека после смерти. «Христианство и ислам говорят, мол, не греши, а то попадешь в ад. Причем перечень грехов и там, и тут огромен. И поди разберись, за что ты будешь гореть в огне — за убийство или за то, что не перевел бабушку через дорогу», — рассуждает мужчина. По словам Алима, он пытался найти объяснение этому в исламе, но так и не нашел. «Однажды к нашему дому подошли свидетели. Я им задал вопрос об аде. Мне ответили, что ада нет. Грешникам уготована только вечная смерть», — говорит Алим. Он не отрицает, что православие или ислам являются дорогами к Богу, но свидетели Иеговы предлагают, по его мнению, наикратчайший путь.

Курбан-Байрам ждут с болью

О том, как родня отреагировала на их отказ от ислама, семейная пара рассказывает неохотно. Супруга Алима Эльмира вскользь упомянула, что родители-мусульмане с ней не разговаривали два года. Потом, соскучившись по внукам, пошли на контакт. «Но каждый мусульманский праздник — повод для грандиозного скандала. С болью жду каждого Курбан-байрама или Ораза-байрама. Родители, родственники приглашают в гости, а я отказываюсь. Все заканчивается упреками, что я превратилась в кяфира — неверующую», — вздыхает Эльмира. Их трое детей — девочка и два мальчика — мусульманами себя уже не считают. Старшему Эскендеру сделали обрезание еще до того, как родители сменили религию. А младшего, 13-летнего Дилявера, обрезать не стали.

Дети в семье общаются и здороваются только на русском. Когда обращаешься к ним на крымско-татарском, они стыдливо опускают глаза и признаются, что плохо понимают язык предков. «Я считаю себя крымским татарином, но из-за того, что я — свидетель, а сверстники — мусульмане, мне трудно найти общий язык с ними», — говорит 17-летний Эскендер.

«Соседи-татары говорят, что мы подались в свидетели только ради денег. Дескать, американцы нам платят. Это все ложь! Мы, наоборот, иногда вкладываем свои средства в служение Богу», — говорит Алим.

Супруги заверили нас, что крымских татар там все больше и больше. «Посчитать всех трудно, но, думаю, за полторы тысячи уже перевалило», — уверен Алим.

С отступниками мусульмане не могут здороваться

Как сообщил «Вестям» глава Крымского научного центра исламоведения Айдер Булатов, протестанты начали активно проповедовать среди крымских татар на рубеже 2002–2003 годов: «Тогда было всего 5–6 активных адептов из числа крымских татар. Сейчас некоторые исследователи озвучивают цифру в три тысячи человек». По его словам, средняя мусульманская община состоит из 50 человек. «Если озвученные цифры правдивы, то получается, что за 10 лет мы потеряли 60 полноценных общин. Причем в другие религии переходят именно активные адепты, которые посещают храмы постоянно, а не от случая к случаю», — говорит Айдер Булатов. Он уверен, что противостоять этому процессу можно только усилив исламскую просветительскую деятельность как среди молодежи, так и взрослых.

Замглавы ДУМК Айдер Исмаилов не согласен с цифрой в 3000 татар, ставших иеговистами или баптистами: «Точной статистики нет, но думаю, что крымских татар, отказавшихся от ислама, не более трех-четырех сотен». По его мнению, протестанты ведут деятельность среди крымских татар с целью их ассимиляции: «Через крымскотатарские СМИ руководство Муфтията и имамы пытаются донести соотечественникам, что отвернувшись от ислама, они становятся «нерукопожатными» среди соотечественников. С таким человеком мусульмане не могут здороваться».