Юрий Поляков – не просто учитель русского языка и литературы, но и автор, с произведениями которого знакомы сотни тысяч юных читателей. Правда, познакомиться поближе с «классиком», чье стихотворение даже издано в 2012-м году в Букваре для русскоязычных школ, могут лишь ученики симферопольской школы №30 - им «великий и могучий» преподает настоящий детский поэт.

О ПЕРВЫХ СТИХАХ «Когда у меня спрашивают, почему я пишу для детей, я вроде бы в шутку отвечаю: «Детская литература – это тоже форма декадентства». Рифмовать я начал, когда под стол пешком ходил: Андрей – воробей, Ленка – пенка, Инка – грузинка, Сашка – «какашка». За это, помню, однажды даже хорошо получил от того самого Сашки. Тогда и понял, что поэтическое творчество – отнюдь не безобидная сфера деятельности.

Когда мне было лет четырнадцать, я зарифмовал страстное признание в любви девчонке. Она показала мои стихи своему поклоннику, который был на два года старше меня. После уроков он пригласил меня на весьма неприятный разговор. Тогда я понял, что поэта может обидеть каждый.

А первую поэтическую славу принесли мне эпиграммы на моих школьных учителей. Эти рифмовочки пользовались огромной популярностью у одноклассников, но не у самих педагогов. И тогда я понял, что «поэт в России больше чем поэт».

Тогда же я попробовал писать для детей. В девятом классе у меня появилась новая классная руководительница. В школу она нередко приходила со своим трехлетним сыном Мишкой. Для него я сочинил историю в стихах про похождения хромого кота Моисея. Конечно, до поэзии было еще далеко, но Мишка слушал меня с не меньшим вниманием, нежели стихи Корнея Чуковского, чем вселил в меня определенную уверенность». 

О ВДОХНОВЕНИИ Музы долго ждать мне не приходится. Веду урок в 7-А, и вдруг у кого-то запищал мобильник… Вот вам и сюжет:

Урок…

Телефон завибрировал резко.

Наташе Петровой

Пришла эсэмэска.

А в той эсэмэске

От Мишки пять слов:

«Петрова, тИбя я люблю.

Иванов».

Петрова

Слегка покраснела:

«Ах, Мишка!

Какой он прикольный

И классный мальчишка!»

И шлет эсэмэску –

Всего лишь три слова:

«Дурак Иванов! –

Ну и подпись:

Петрова».

О ЦЕНЕ ИСКУССТВА Однажды я выступал в школе поселка Азовское Джанкойского района. Мальчик-первоклассник дернул меня за рукав и спросил: «Дядя, а это твои стихи в Букваре?» «Мои», - ответил я. «Дядя, Чуковский и Маршак умерли, а почему ты еще жив?» Говорят, устами младенца глаголет истина. Малыш озвучил весьма расхожее заблуждение, будто вместе с дедушкой Корнеем и Самуилом Яковлевичем умерла и детская литература. Но она живет и развивается, просто, лишившись государственной поддержки, перешла в несколько другое состояние.

Большинство издателей работают с авторами по очень простой схеме: хочешь издать книгу – оплати услуги издателя и забери тираж. А там можешь делать с ним все, что захочешь. Довольно часто даже очень известные детские периодические издания практикуют схему, по которой авторам предлагается отказаться от гонорара. Все, что остается автору – авторские экземпляры и слава. Именно поэтому рынок завален классикой – произведениями, раскрученными еще советским кинематографом и мультипликацией. Есть другая категория детских книг – детективы, ужастики и комиксы для школьников, примитивные тематические рифмовочки для детей младшего возраста. Но это чисто коммерческий товар, который чаще всего к настоящей детской литературе отношения не имеет.

СОВЕТ ОТ ПРОФИ Стихотворения для ребенка – это не только весело и интересно. Если их заучивать наизусть, они развивают воображение и память, пополняют литературный запас, а некоторые – еще и дикцию. Например, вот такой легкий стишок про львят мамы и папы могут рассказать своим малышам, у которых проблемы с произнесением звука «р»:

В школе

Львята с р-р-рвением

Занимались пением, -

Хорошо

У детворы

Получалась

Нота «Р-Р-Р-РЫ…»