Вчера продолжали развиваться события вокруг убийства человека сыном лидера крымских татар Мустафой Джемилевым. Самого сына, Хайсера Джемилева, вчера суд отправил под арест на два месяца. Одновременно появилось несколько противоречивых версий, как именно произошло убийство.

По версии пресс-службы Меджлиса и семьи Джемилева, это было неосторожное обращение с оружием отца. В то же время крымский главк милиции возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 115 УК Украины — умышленное убийство (от 7 до 15 лет тюрьмы).

Вчера сразу несколько источников в правоохранительных органах заявили «Вестям», что Хайсер стрелял в свою жертву несколько раз со второго этажа дома (как выяснили «Вести», оружие — десятизарядный карабин Симонова, который зарегистрирован на Мустафу Джемилева). То есть убийство, если верить этой версии, никак не могло быть случайным.

Сам Джемилев, напомним, говорит именно о неосторожном обращении с оружием и, кроме того, заявил в комментарии «Вестям», что у его сына могло начаться психическое обострение, поскольку пять лет назад он уже лечился в психбольнице. «Отсюда прямой путь к признанию судом Хайсера психически нездоровым, после чего он отправится не в тюрьму, а на лечение», — сказал нам один известный крымский психиатр.

«ХАЙСЕР В ГНЕВЕ СТАНОВИТСЯ ЗВЕРЕМ»

«Вести» побывали в Бахчисарае, где позавчера в доме главы Меджлиса Мустафы Джемилева сын политика Хайсер убил работавшего во дворе Февзи Эдемова. Родной брат Февзи Асан одним из первых прибыл на место трагедии: «Это было умышленное и хладнокровное убийство. Его специально позвали туда, Февзи должен был работать в этот день в Севастополе. Я не знаю, месть это или что, но моего брата уже нет. У него отстрелено пол-лица! Февзи упал там же, где его застрелили, когда подвязывал помидоры. Я, как бывший военный, говорю вам: «В моего брата стреляли в упор».

Фото: Д.Востриков

В селе Тенистом Февзи Эдемов прожил половину жизни с родителями и женой. Около двух лет назад он женился на другой женщине и переехал в село Глубокий Яр Бахчисарайского района. Там у Эдемова осталась супруга и семимесячный ребенок. Родственники Февзи живут более чем скромно. «Слова Мустафы Джемилева о том, что Февзи получал хорошую зарплату — неправда, — говорит Асан. — Посмотрите на дом, в котором живут родители Февзи и много лет прожил он сам. Тут все делалось своими силами и, несмотря на то, что мы родственники Ахтема Чийгоза (главы Бахчисарайского Меджлиса - Авт.), мы ни копейки не получили от Меджлиса на обустройство».

Фото: Д.Востриков

Также Асан Эдемов уверяет, что ни Мустафа Джемилев, ни кто-либо из его родственников до сих пор не выразил соболезнования их семье: «Он заплатит за все. Пусть теперь обеспечивает детей моего брата, родителей. Я сомневаюсь, что моя мать переживет эти похороны...».

Мать Февзи — Эмине Эдемова — тоже требует, чтобы виновного судили по всей строгости: «У Февзи остались жена, двое детей, родители, брат. А эта тварь разрядила в него винтовку. Его не надо судить, его надо вынести на улицу и при всех наказать. Что его, посадят? Нет, он в Крыму уже не появится: поедет жить в Турцию. Но отец тоже должен отвечать за сына».

Фото: Д.Востриков

В 30-тысячном Бахчисарае многие знали лично и Хайсера, и его жертву. Говорят, что оба парня были не разлей вода. Но при этом, как говорят, сына Джемилева иногда замечали «под кайфом» в ресторанах и казино. Судачат, что он плотно сидел на кокаине. И в день трагедии Хайсера, якобы, видели возле точек, где из-под полы торгуют «кайфом». «Вспышки гнева у Хайсера случались, и тогда он становился зверем, мог распустить руки или оскорбить», — рассказала нам одна из сотрудниц Бахчисарайского горсовета.

НА КРЮЧКЕ?

Любопытно, что МВД пока не подтверждает ни одну из этих версий, как бы оставляя возможности для развития дела как по жесткому (обвинение в умышленном убийстве и длительный тюремный срок), так и по мягкому (убийство по неосторожности, отправка на лечение) пути. В связи с этим в крымском политикуме уже заговорили о том, что Мустафа Джемилев оказывается в очень неприятном положении. Судьба его сына напрямую зависит от того, какую версию примут в качестве основной правоохранительные органы, а затем и суд. И трудно сказать, будет ли Мустафа-ага в такой ситуации по-прежнему противостоять властям, с которыми у него в последнее время отношения совсем не ладятся. Джемилев, напомним, обвиняет руководство автономии в попытках расколоть крымско-татарское движение.

Правда, пока эксперты не особо верят в то, что кто-то попытается использовать историю с сыном для того, чтобы влиять на политическую позицию Джемилева. «Ни Могилев, ни официальный Киев не будут использовать эту ситуацию в политических целях и выдвигать условия Джемилеву. Но если докажут, что убийство умышленное, то вот тогда многие захотят потоптаться на этом и использовать ситуацию», — говорит крымский политолог Александр Форманчук.