Война отменяется. В понедельник вечером Украина застыла в ожидании, услышав о просьбе Виктора Януковича к Владимиру Путину о военной помощи и умножив ее на слухи о скоплении российских войск возле восточных границ страны. Но утро вторника началось с новости об окончании учений российской армии, которую в зале Рады восприняли как сообщение о выводе войск из Крыма. А потом была пресс-конференция президента РФ, расставившая все точки над «i».

Итак, войны не будет. Путин прямо заявил, что «пока такой необходимости (ввода войск на территорию Украины. — Авт.) нет». Больше того, по его словам, на данный момент на украинской территории российских войск нет, кроме тех, которые охраняют объекты базы Черноморского флота. А подразделения, блокировавшие части украинской армии, — это крымские отряды самообороны, одетые в форму, похожую на форму российской армии, которую... можно купить в магазине (что в общем и целом неправда).

В общем, нарисованная Путиным картина означает, что Россия в украинских событиях не участвует, а все, что происходит, — это внутриукраинский конфликт, точнее, вторая серия противостояния, тянущегося еще с декабря. Мнение многих украинских политиков: свою роль сыграло давление Запада, вынудившее, как выразился внефракционный нардеп Виктор Балога, «сдать назад». Но точно так же они уверены, что это отступление, а не уход. Тем более что ситуация в Крыму абсолютно не поменялась — полуостров по-прежнему контролирует не новая власть, а российская армия и крымское правительство во главе с Сергеем Аксеновым. «Очевидно, что Путин сдал назад относительно плана «А». Но план «Б» у него однозначно есть, и он включает уже известный набор инструментов: проведение референдумов, усиление сепаратизма, ускоренную выдачу паспортов РФ, экономическое давление и еще большую поддержку пророссийских сил», — таково мнение Балоги. «План — повторение крымского сценария: захват ОГА или мэрий на юго-востоке и обращения за защитой к Кремлю», — говорит Юрий Луценко.

КИЕВА ДЛЯ ПУТИНА НЕТ

Каково же видение перспектив в самом Кремле? Путин объяснил, что частично признает легитимным парламент, но не признает и. о. президента Турчинова: «На высшем уровне у меня нет партнера. Там нет президента». Больше того, Кремль может не признать и итоги майских президентских выборов, «если они будут проходить при таком же терроре, как сейчас в Киеве». Отношения двух стран в таких условиях в лучшем случае можно назвать холодной войной. Но президент России еще раз сказал, что оставляет за собой право применить силу: «Мы не сможем остаться в стороне, если увидим, что русскоязычное население начинают преследовать, уничтожать, подвергать издевательствам». Впрочем, эти слова все же не дают ответа на вопрос: что дальше собирается делать Россия. Для ответа на него «Вести» обратились к российским и украинским экспертам.

«КРЫМ ПУТИН НЕ ВЕРНЕТ»

«Думаю, неправильно говорить о том, что Кремль только теперь принял решение не вводить войска в Украину, — считает главный редактор московского журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Обращение в Совет Федерации и его решение по этому поводу были все-таки элементом психологического давления, а не реальным желанием военного конфликта. Также совершенно понятно, что нынешнюю киевскую власть Москва не будет признавать ни при каких условиях. Делается ставка на Януковича, но исключительно как на носителя легитимности, причем наверняка есть договоренность о том, как эту легитимность передать кому-то другому. После пресс-конференции стало очевидно, что Путин не намерен менять статус-кво в Крыму и не видит, как его могут вынудить оттуда уйти. Что касается санкций со стороны США и Евросоюза, пока непонятно, будут ли они вообще, и если да, то насколько жесткими. Если они коснутся экономики и Запад окажется готов пойти на собственные экономические жертвы, конфликт перерастет в глобальное противостояние, в котором России есть чем ответить. Однако статуса Крыма это не изменит, как и планов оказания непрямой поддержки акциям протеста в других областях юго-востока. Здесь логика проста: если есть Майдан в Киеве, почему не может быть в Донецке или Харькове?! А чтобы отбить у киевской власти желание разобраться с протестами в регионах силовыми методами, над ней будет висеть меч полученной санкции на использование армии в Украине. И конечной целью всего этого, видимо, будет федерация или конфедерация, в которой у Путина всегда будут регионы, на которые он сможет опереться и с которыми будет развивать экономические связи».

«Крым Путин не отдаст, — уверен украинский политолог Вадим Карасев. — Что это будет: субъект российской федерации, автономия с большими полномочиями или новое Приднестровье — это уже другой вопрос. Одновременно с этим он будет пристально наблюдать за ситуацией на юго-востоке, всеми ресурсами поддерживая там протестные пророссийские движения. Но развязку этого процесса, думаю, Путин планирует на лето, когда из-за президентских выборов Украина, как обычно, расколется на два лагеря. Но при этом ситуация для решения вопроса в пользу России будет более благоприятна».

К тому времени, отметим, «материковая» Украина ощутит на себе всю силу «непопулярных» реформ, которые по требованию МВФ начнет проводить правительство (при том, что Крыму будет оказана российская финансовая поддержка, — Аксенов вчера сказал, что республика намерена вступить в Таможенный Союз, а референдум о статусе республике состоится уже в середине марта). А это может дестабилизировать обстановку на юго-востоке, несмотря на все усилия олигархов, которых широко привлекла к сотрудничеству новая власть (по слухам, им обещана сохранность бизнеса и широкие экономические преференции в обмен на спокойствие в их регионах). Вероятность, что в ближайшее время удастся прийти к какому-то компромиссу, крайне низкая. Путин вообще не хочет иметь дело с новыми властями, а последние не считают, что ситуация с Крымом — повод идти на уступки России. В правительстве уверены, что давление Запада со временем и так заставит Москву вывести войска с полуострова.