Во вторник большинство украинских воинских частей в Крыму по-прежнему оставались заблокированными бойцами из российских спецподразделений. А вчерашнее заявление президента РФ об окончании учений явно не касалось территории Украины.

«Со вчерашнего дня ничего не изменилось. Ни одну из частей российские военные не покинули. Блокада продолжается». По его словам, военный аэродром «Бельбек» по-прежнему под контролем российских военных. Однако к охране некоторых объектов, например самолетов Миг-29, россияне допустили и украинских военных. Но возле некоторых частей, как говорят наши военные, вчера появилось много агрессивных людей в гражданке, похожих на титушек, которые то и дело пытаются устроить провокации.

РОССИЯНЕ: «ПРИЕХАЛИ ВАС ЗАЩИТИТЬ ОТ БАНДЕРОВЦЕВ»

Еще позавчера российские военные без опознавательных знаков, которых в Крыму называют «вежливые вооруженные люди» (ВВЛ), стояли в оцеплении Совета министров в Симферополе. А вчера их не стало.

Читайте также Командиры кораблей "Тернополь" и "Славутич" обвинили Путина во лжи

За все время практически никому не удавалось поговорить с ними: они были молчаливы и неприступны, хотя в выходные, например, их видели на центральных улицах Симферополя, и те даже фотографировались с прохожими. «Вестям» удалось отыскать этих загадочных людей, находившихся в одном из административных зданий Симферополя, и поговорить о жизни, семьях и службе.

Колонна БТРов ЧФ России держит курс на крымскую столицу. Фото Reuters 

— Мужики, может надо что-нибудь, — спрашиваю. — Чая, кофе, сигарет?

— Вот сигарет было бы неплохо, — говорит светловолосый крепкий парень. — Купи пару пачек, будь добр…

Сбегал, купил три пачки хороших сигарет. «Спасибо, друг… А то курить уже почти нечего, — жалуется молодой солдат. — Меня Женя зовут, а это Серега (тот самый светловолосый) и Леха».

Одну пачку Женя кладет в карман, а остальные относят куда-то в глубь помещения.

«Срочники?» «Неа, — затягиваясь говорит Женя. — Контрабасы (контрактники. — Авт.)». Он засматривается на дым от сигареты. «А как вас сюда закидывали?» — интересуюсь.

«Подняли среди ночи и погрузили на корабли. В общем, морем добирались», — говорит Серега и вскоре вместе с Лехой уходит. Остается Женя. «Жень, а чего вы сюда приехали?» — спрашиваю.

Женя кладет сигаретный бычок в пачку из-под сигарет. «А вот ты как думаешь? — спрашивает он и, не дожидаясь ответа, продолжает. — Мы не воевать приехали, а защищать. Сам подумай, после вашей революции власть в Крыму могли захватить бандеровцы, а они привели бы в страну США и в Крым ваш тоже. Те разместили бы у вас свои войска, свои корабли. Зачем вам такие соседи?»

«Слушай, вас тут народ прозвал вежливыми вооруженными людьми. А кое-кто называет москалями. Не обидно?» — спрашиваю.

«А чего обижаться на «вежливых и вооруженных», — с улыбкой спрашивает Женя. — А вот за москалей обидно. Москалями надо называть не всех россиян, а только москвичей. Я вот, например, из Волгодонска (город в Ростовской области. — Авт.). Я не москаль».

Возвращается Серега. «Знаешь, чего я очень хотел бы? — спрашивает он. — Я хотел бы тут у вас снять квартиру и пожить недельку. Просто, как нормальный человек, съездить в Ялту, на море, просто с народом вашим пообщаться. Мы же в одной стране когда-то жили».

«А как вы относитесь к украинским командирам, не сдающим свои части? И к тем, кто дал присягу на верность народу Крыма?» — интересуюсь у ребят.

Серега немного призадумывается. «Ваши командиры, которые части не сдают, — молодцы, — говорит он. — Им сейчас тяжело, и мы это понимаем. Но у них свои задачи, у нас свои, мы выполняем приказы, и это святое. А те, кто присягнул на верность Крыму, это их выбор, и его тоже нужно уважать».

Женя тут же вступает в разговор. «Мы тоже остаемся верными присяге, независимо от того, хотим мы сейчас тут быть или нет», — говорит.

УКРАИНЦЫ: «ПУСКАЕМ РУССКИХ В ТУАЛЕТ»

После общения с россиянами мы пришли к части украинских военных в Симферополе. Как выяснилось, они не вооружены, стоят на КПП, но общаться не очень хотят. По их лицам видно, что устали. Поговорить согласились только двое — Сергей и Федя.

«Мы нормально к ним (военным РФ. — Авт.) относимся, — говорит Федя. — Они такие же вояки, как и мы. Пускаем их в часть, разрешаем сходить в туалет. А то где им гадить, в КамАЗе что ли?»

В разговор вступает Сергей. Он не так позитивно настроен. «Вот чего они приперлись, — говорит он. — Защищать русскоязычное население? А что, нам что-то угрожает? От Америки защитить? Так они сюда так или иначе не сунулись бы. А бандеровцам мы и сами отпор дали бы». Сергей нервно выкидывает недокуренную сигарету и уходит.

«Я не хочу стрелять в наших братьев-славян, — с грустью в голосе говорит Федя. — Да и вообще стрелять ни в кого не хочу. На территории части мы все мирно живем: татары, русские, украинцы… И хочу, чтобы так же жили люди и в Крыму, и в Украине. Ты напиши. Может, кто прислушается…».

А вот Олег Падавалов, замкомандира части 4515 в Любимовке близ «Бельбека», настроен жестко. Вчера утром он был на «Бельбеке», где один из российских военных сделал предупредительный выстрел, когда к нему стали приближаться военные из наших ВВС.

«После сегодняшней демонстрации мы узнали, кто они такие и на что способны, — говорит Олег. — Они однозначно пришли не с миром: с миром не идут с автоматами наперевес. Они сюда приехали, чтобы забрать Крым. Они будут нас терроризировать дальше».

«Россияне сказали, что приехали в Крым, чтобы защитить от бандеровцев…» — говорю ему.

«Бандеровцы, — смеется Олег. — У них все, кто не с ними, бандеровцы. Получается, что даже я… Несмотря на то, что я русский. Сегодня они показали, как русские «не хотят войны». Я до того, как этот парень выстрелил, беседовал с ним. Он мне сказал: «Ты заметил, у нас глаза одинаковые, ты откуда родом?» Я не помню, что он сказал, но вроде как откуда-то из-за Урала. Выходит, что мы с ним соседи, я сам оттуда. И после этого он стреляет, когда к нему приходят без оружия».