До референдума по отделению Крыма осталось всего двое суток, но ситуация вокруг него разворачивается крайне вяло.

Вчера Верховная Рада проголосовала за обращение в ООН с просьбой спасти территориальную целостность Украины, секретарь СНБО Андрей Парубий высказал надежду на введение ооновских войск в Крым (что совершенно нереально, так как любой подобный вердикт ООН ветирует Россия как постоянный член Совета Безопасности), Европарламент признал оккупацию полуострова незаконной и призвал к урегулированию ситуации, а власти Крыма тем временем уже заявляют об адаптации своего законодательства к российскому.

По теме Украинскому флоту предложили передислоцироваться из Севастополя в Одессу

Киевское правительство все чаще обвиняют в сдаче полуострова без боя. «Неиздание такого приказа войскам (защищать Украину. — Авт.) в нынешних условиях, когда под угрозой целостность и будущее всей нашей страны, буду считать со стороны верховного главнокомандующего (Александра Турчинова. — Авт.) актом государственной измены», — заявляет, в частности, экс-министр обороны Анатолий Гриценко.

Власти в ответ оправдываются, что применение силы не спасло бы Крым, а наоборот — дало бы повод России для полномасштабного вторжения. Правда, в кулуарах парламента говорят, что российская аннексия полуострова в ближайшей перспективе несет действующей власти немало выгод: это и волна патриотизма, трансформирующаяся в призыв не критиковать власть в военное время, и возможность правительству решать свои вопросы под все тем же щитом некритикуемости («война все спишет»), и безусловная поддержка Запада (которую можно трансформировать в денежную помощь), и (как бы это цинично ни звучало) отпадение миллиона пророссийского электората, который не проголосовал бы ни за «Батькивщину», ни за «Свободу». Мол, поэтому за Крым никто всерьез и не борется.

Впрочем, очевидно, что стратегически это провальный для страны шаг. Как только до Майдана и просто патриотичных граждан дойдет осознание того, что Крым уже потерян, это может вызвать резкий всплеск недовольства.

С другой стороны, крымский пример даст новый импульс пророссийским выступлениям на юго-востоке, где при практически неизбежном в ближайшее время наложении политического недовольства на социальное сепаратизм приобретет угрожающие размеры. Все вместе это может развалить правящую коалицию в Раде и привести к отставке правительства, которым и так уже многие недовольны. Последствием этого будет еще больший хаос, чем тот, что мы имеем сейчас.

По теме Развязку конфликта в Украине Путин планирует на лето

Поэтому возникает вопрос, действительно ли Крым уже потерян для Украины? Теоретически можно рассматривать четыре пути его удержания в составе страны.

1. Воевать

К силовому сценарию призывает Анатолий Гриценко: «Вариантов действий только два: 1) поднимать руки вверх и сдаваться России; 2) бороться и защищать страну от внешней агрессии. Я за второй вариант. Не сомневаюсь, что большинство граждан Украины, в т. ч. украинские военные, также»

Тем временем жителей Белгорода напугали эшелоны с военной техникой на границе

Правда, исходя из описанного министром обороны Игорем Тенюхом состояния армии (боеспособны только 6000 солдат), воевать за Крым можно только при содействии войск НАТО. Готовность Альянса вступить в войну с Россией вызывает большие сомнения, но, если даже таковая и проявится, это будет означать начало полномасштабного вооруженного конфликта прямо на украинской территории. Жертвами его станут тысячи украинцев. И цена Крыма может оказаться в таком случае для нас непомерно высока.

2. Ждать и давить

Путь, по которому, судя по всему, хотят пойти власти. Украина ничего не делает, а лишь ждет, пока санкции Запада заставят Москву уйти из Крыма. Но этот сценарий может растянуться на долгие годы. При этом, даже если в результате внутренних проблем России, вызванных санкциями, режим Путина падет, совсем не факт, что новый президент РФ захочет рисковать своим рейтингом и согласится вернуть Крым Украине.

3. Восстать

Еще один сценарий, которым, наверное, воспользовалось бы правительство, имея такую возможность: поднять на бунт внутри Крыма противников отделения от Украины, не дав ни провести нормально референдум, ни претворить в жизнь его итоги. Проблема в том, что единственная реальная сила на полуострове, которая могла бы это устроить, — крымские татары. А они последние две недели занимают подчеркнуто осторожную позицию и не торопятся идти на активные действия против России, которая предлагает им широкие права и щедрое финансирование. Правда, на сегодня крымские татары объявили о проведении акций протеста по всему Крыму против референдума. Но станут ли эти акции затяжными и перерастут ли в массовые волнения, способные сорвать голосование в воскресенье, пока непонятно.

4. Договориться

Подробно расписанный план такого сценария на днях опубликовал экс-замминистра иностранных дел Александр Чалый. План предполагает: реализацию соглашения Януковича с оппозицией от 21 февраля (подразумевавшего общенациональное правительство и президентские выборы в конце года, после политреформы), но без возвращения самого Януковича; закрепленный ООН нейтралитет Украины и его гарантии от всех ведущих держав мира; подписание политической части Соглашения об ассоциации с ЕС, а приложения по зоне свободной торговли — только после переговоров с Россией; широкую автономию для Крыма в тексте новой Конституции.

Свой пакет Чалый называет справедливым миром для России, США и ЕС. Необходимость договариваться начинают понимать и политики. Нардеп из «Батькивщины» Геннадий Москаль считает, что, если власть не может отразить российскую агрессию, она должна договориться с Кремлем. О необходимости послать в Москву переговорную группу, способную вести переговоры, вчера сказал «Вестям» и один из лидеров Партии регионов Нестор Шуфрич. Больше того, по словам Шуфрича, ПР поддерживает и выполнение соглашения Януковича с оппозицией от 21 февраля (без Януковича). Но для этого нужно одно волевое решение парламента — переформатировать коалицию и переназначить выборы. Хотя, конечно, очень трудно сказать, остановит ли это процесс отторжения Крыма, уже на всех парах запущенный Россией. Да и возможность, а главное, желание договариваться друг с другом Москвы и Запада также под очень большим вопросом.