То, что еще месяц назад казалось сюжетом фантастического романа, стало реальностью — Крым отделяется от Украины. Без единого выстрела. На референдуме, по данным экзит-полла, 93% проголосовали за присоединение к России (за апдейтами по результатам голосования следите на нашем сайте). 

Цифра впечатляет, но не удивляет — на референдум пришли те, кто хотел в Россию, сторонники Украины его проигнорировали. Говорят и о многочисленных нарушениях — бюллетени выдавали и по российским паспортам, одни и те же люди голосовали по нескольку раз... Украина и Запад результаты референдума не признают. Международное сообщество обещает санкции — масштабное давление на Москву, которое заставит ее отступить.

Хроника событий Референдум В Крыму

Тем не менее пока Крым на всех парусах уплывает в Россию. До конца недели это должно быть окончательно оформлено — на 21 марта Госдума наметила голосование о присоединении Крыма. На этот же день намечено еще одно судьбоносное решение — Украина собирается подписать с ЕС политическую часть соглашения об ассоциации. Таким образом, до конца недели и вся Украина, и отдельно взятый Крым должны определиться со своим вектором развития.

Но так как они взаимоисключающие, то просто процесс проходить не будет. Тем более что накаляется обстановка на юго-востоке страны, где нарастают пророссийские выступления и уже есть первые смерти (один убитый в Донецке, два — в Харькове). Да и в Киеве неспокойно. Правительство за потерю Крыма критикуют с двух сторон. Многие сторонники Майдана — за то, что безропотно сдали Крым. А в Партии регионов говорят, что потеря республики — прямое следствие победы Майдана и неучета интересов юго-востока.

Вообще, ПР в последние дни заметно осмелела: отказывается голосовать в парламенте, устами Сергея Тигипко делает жесткие заявления. Донецкий бизнесмен Ринат Ахметов, на помощь которого в «умиротворении» Донбасса надеялась новая власть, сохраняет подчеркнутый нейтралитет. Как бы от некогда правящей партии и крупного бизнеса идет сигнал: не договоритесь с нами, страну потеряете... Температура кипения страстей в украинском политическом котле зашкаливает.

Впрочем, параллельно просачиваются сведения о том, что Украина, Россия и Запад все же ведут переговоры о каком-то компромиссе, который смог бы решить украинский кризис. Но параллельно разрабатываются и меры на случай углубления конфликта. Например, просочились также слухи, что Киев в ответ на экспроприацию нашей госсобственности в Крыму готов отобрать активы у российских компаний в Украине. Украинские войска подтягиваются на восток (в некоторых местах их останавливает и разворачивает обратно местное пророссийски настроенное население), а по ту сторону границы ширятся военные учения войск РФ... Наш репортаж о голосовании в Крыму и анализ возможностей политического урегулирования — на страницах 2–3.

Узнав, что мы отправляемся в Крым, все мои знакомые и друзья наперебой советуют запастись продуктами, быть настороже и «беречь себя». «Там то и дело бьют журналистов и похищают людей. Возьми с собой консервов, хлеба, залей топливом бензобак «по горлышко», в Крыму начался голод, АЗС пустые, заправиться невозможно», — беспокоится за мою судьбу один из моих коллег. Несмотря на то, что мы подспудно догадываемся, что все на самом деле не настолько критично, все же страхуемся и прячем удостоверения подальше. А ну как на Перекопе нас отправят обратно, а то и хуже — арестуют?

По пути в Крым мы отмечаем, что чем ближе к границе с мятежной автономной республикой, тем заметней напряженность и военное присутствие. ГАИшники на дорогах облачены в бронежилеты, вооружены автоматами и вообще больше напоминают коммандос. И явно держат фасон — то и дело важно подтягивают ремни АКМов и надвигают каски на брови.

То, что Крым действительно «уплывает» из Украины, становится , перед Перекопом. По обе стороны дороги летают украинские военные вертолеты, со стороны Крыма над полями время от времени взлетают осветительные ракеты. В полях разъезжают военные тягачи и бронетранспортеры. Перед Перекопом выстроилась километровая очередь из грузовиков и легковушек — впереди блокпост из бетонных плит и колючки.

На заставе нас встречает наряд украинских пограничников, больше напоминающих спецназовцев, — в тяжелых бронежилетах, касках-сферах, в полной боевой выкладке, с автоматами наперевес. Однако особого интереса к легковушкам у погранцов нет — они трусят грузовые фуры в поисках оружия. Нейтральная полоса занимает участок дороги длиной в 100–200 метров.

Крым тоже встречает блокпостом с водруженными над баррикадой флагами Крыма, России и Андреевским стягом. В отличие от украинской стороны, здесь дежурят местные самооборонцы, вооруженные автоматами и… охотничьими ружьями. Кроме них за блокпостом размещено несколько бронетранспортеров десанта без опознавательных знаков, возле военной техники прохаживаются спецназовцы. Эти ребята явно отличаются от самооборонцев строгим видом, выправкой и вооружением — АКМами последней российской серии и автоматическими снайперскими винтовками.

Но держатся зеленые люди на дистанции и в процесс досмотра машин не вмешиваются. На крымской стороне нас вежливо просят остановиться, после чего наше авто очень тщательно обыскивают, поднимая даже коврики и заглядывая с фонариком под сиденья и в багажник. Перетряхивают даже традиционное автомобильное барахло — старые тряпки и инструменты. Здесь также опасаются провокаторов и провоза оружия. «Куда едете и зачем?» — интересуется дружинник с шевроном «Самооборона АРК». Мы заученно отвечаем, мол, следуем к крымским бизнес-партнерам. «Как там в Одессе — спокойно или нет? Скоро отделяться будете? Как мы в Крыму?» — вдогонку бросает крымский «пограничник» и, не интересуясь ответом, машет ГАИшным жезлом — путь открыт.

КРЫМ. НАКАНУНЕ

Уже в Симферополе мы понимаем, что ни голода, ни экономического кризиса, во всяком случае сейчас, в Крыму нет. Супермаркеты ничем не отличаются от аналогичных на материке, а на заправках в ассортименте любой вид топлива. Однако на нескольких АЗС нам отказались заправить по банковской карточке. «Ненадежные сейчас банки, время такое, сами понимаете. Хозяин сказал принимать только наличными», — извиняется на симферопольской заправке служащий. О том, что в стране политический кризис, говорят за себя и очереди у банкоматов.

На улицах Симферополя — обилие билбордов и растяжек с надписью: «Крым. Россия». Вместо точки между словами — сердечко, раскрашенное в цвета российского флага. Также часто встречается изображение букета гвоздик, перевитого трехцветной российской лентой со стрелочками, направленными на цветы. На стрелках надписи: «Крым. Россия».

Премьер Крыма Сергей Аксенов сделал выбор задолго до референдума. Фото: Reuters

В центре столицы Крыма, на площади Ленина, бушует митинг «нон-стоп». Маршируют казаки, наряженные в камуфляж и папахи-кубанки, народ размахивает российскими и крымскими флагами. Время от времени со сцены ведущий призывает отдать голоса за присоединение Крыма к России. Толпа согласно подхватывает, скандируя: «Крым! Россия!» и «Путин! Путин!»

В отличие от Симферополя, в 20 километрах от столицы АРК — поселке Перевальное — настроения далеко не радужные. Расположенная здесь воинская часть — 36-я бригада береговой охраны ВМС — более двух недель блокируется российскими спецназовцами и самообороной Крыма. Почти все поселковые — офицеры, семьи военных, либо отставники, которые когда-либо служили в местной части. Последние события разделили поселок на две части. Те, кто продолжает служить в части, капитулировать и переходить на сторону «армии Крыма» не собираются. А многие из их поселковых соседей-отставников поддержали новые власти Крыма и даже вошли в местную дружину самообороны.

Однако в день референдума, по согласованию с командиром части в Перевальном, все военнослужащие с местной пропиской ходили голосовать на референдум на местный избирательный участок. «Голосовал за присоединение Крыма к России. Это мое личное мнение — крымчанам в Евросоюз не нужно идти. Но служить останусь в украинской армии — просто потому, что здесь мои товарищи. И, если перейду в армию России, меня посчитают предателем», — признался сержант украинской армии.

Офицеры так же говорят, что останутся верны присяге. «К нам регулярно приходят гонцы от правительства АРК с заманчивыми предложениями — перейти под знамена Крыма в местную армию. Сулят зарплаты вдвое больше, повышения в званиях и жилплощадь. Но мы не Иуды, хоть лишняя копейка нам не помешала бы. За сребреники русские офицеры из украинской армии не продаются. И вы передайте там, в Киеве, в Минобороны. Хоть вы о нас забыли и фактически превратили нас в разменную монету, мы не предатели», — сказал нам один из офицеров части в Перевальном.

ЮБК: МЕЧТА О ДЛИННОМ РУБЛЕ

Самое спокойное место сейчас в Крыму — на южном берегу. Тут вообще потрясений не чувствуется, но настроения также пророссийские. «Мы возвращаемся домой. Достали уже Майданы. В России и спокойно, и стабильно. Россияне придут и порядок наведут. Путин пообещал нам повысить зарплаты и пенсии. А в Украине стало страшно жить — к власти пришли нацисты», — пожимает плечами ялтинка Екатерина Алексеевна.

Путешествуя по Крыму, невольно обращаешь внимание, что по факту полуостров — уже Россия. Украинского здесь практически не осталось. За несколько дней мы встретили на полуострове всего пару украинских флагов. К беглому президенту почти все наши крымские собеседники относятся негативно. «Он всю страну бросил на растерзание западенцам-фашистам. Разворовал государство и сбежал», — почти в один голос говорят крымчане.

А остановивший наше авто ГАИшник в Симферополе в ответ на нашу шутку, мол, как его теперь величать — «товарищ милиционер» или «господин полицейский», вполне серьезно заявляет: «Нас ваши украинские дела уже не волнуют. Режьте там друг друга на здоровье, а нас это не касается. Мы — Россия. И то, что мы станем полицией, нас только радует. В России полицию уважают и, как «Беркут», на убой майдаунам не бросают. Да и зарплату платят как белым людям. Станем полицией, и никому из наших даже в голову не придет взятки брать — люди будут держаться за свои должности».

Интересно, что на цены кризис в Украине явно не повлиял. «200 гривен в сутки за комнату. Все удобства, телевизор. И скажите спасибо, что по такой цене. Обычно беру 250», — отрезал домовладелец мини-отеля в Симеизе. А на перспективы будущего сезона хозяин гостиницы взирает вполне уверенно: «Вместо украинцев в Крым приедут богатые россияне. Ведь не все же ездят в Турции и Мальдивы. Те, кто победней, будут отдыхать у нас. Но даже те россияне, кто победней, все равно богаче украинских туристов. Будем теперь получать за комнаты в российских рублях. Ну и что? И даже если захотим продать свой бизнес — то и здесь выгода. На недвижимость в таком райском месте в России и цены повыше в разы».

ТАТАРАМ СТРАШНО

Между тем не все крымчане восторженно принимают будущий уход Крыма из Украины. «Вы только не пишите мою фамилию. Затравят соседи. Но мы, татары, — против. Мы слишком хорошо знаем историю. Путин — злопамятный человек. Он пока говорит, что нас не тронут, и обещает процветание крымским татарам. А потом, лет через пять-десять, нас начнут отсюда выдавливать. Кого экономическим путем — будут выкупать землю, кого — арестовывать за инакомыслие. И выйти на митинг, как в Украине, уже никто не сможет. В России другие порядки. Там Майдан и Меджлис закончатся за пять минут — приедут полицейские и тут же «упакуют» недовольных лет этак на пять-семь...» — опасается продавец самсы на ЮБК, Али.

КАК УДЕРЖАТЬ СТРАНУ

Проведя день референдума в Симферополе и побывав в нескольких избирательных участках, понимаешь, что перевес симпатий жителей полуострова не на стороне Украины. Уже в 12 часов на большинстве участков проголосовала почти половина избирателей. Конечно, процедура проведения референдума, контроль за его результатами вызывает массу вопросов, но в целом большинство крымчан, очевидно, искренне выступают за присоединение к России. Победа Майдана, вызвавшая эйфорию в Киеве, в Крыму дала совсем иной эффект. Она вызвала страх, что придется жить в одной стране с «Правым сектором» и «Свободой» у власти, что придут националисты наводить свои порядки. И как только зеленые человечки (они же «вежливые вооруженные люди») взяли под контроль Крым и перспектива вхождения республики в состав России стала реальной, программа действий для большинства крымчан стала понятной — спрятаться от украинской нестабильности за спиной Москвы.

Крым ушел. Удастся ли за счет международного давления на Москву вернуть полуостров в ближайшем будущем (в чем нас убеждает правительство), поживем — увидим. Но для Украины главная задача теперь — удержать от распада оставшуюся часть страны. И очень бы хотелось, чтобы наша власть сделала правильные выводы из крымского конфликта. И уберегла страну. Пока не поздно. Без крови.