Уже больше месяца харьковчанин Владислав Гедюн в составе команды бороздил озеро Донузлав в Крыму на борту тральщика «Черкассы». До сегодняшнего вечера корабль противоминной обороны (бортовой номер U311) оставался единственным с украинским флагом в этом районе. Последнее, что успел написать перед штурмом парень: "еще держимся..."Черкасы" единственные кто не сдался и не захвачен"...

ЕДУ ЗА РЕБЕНКОМ

Старший матрос Гедюн - обычный парень из Мерефы, ушел служить в армию сразу после школы. После полутора лет в военно-морских силах понял, что возвращаться на материк не хочет, поэтому перешел на службу по контракту. В начале марта тральщик «Черкассы» с командой из 68 человек на борту оказался заблокированным на озере Донузлав...

О напряжении, в котором все это время находится семья парня, нам рассказал его отец, харьковчанин Аркадий Гедюн: «Мы месяц не можем жить спокойно. Жена и младшие сын с дочерью все время плачут. Вдали от мы места себе не находили, поэтому я решил поехать в Крым, поближе к сыну, чтобы хотя бы с берега поддержать. Невозможно находиться в Харькове и слышать, что несколько кораблей затопили, чтобы не выпустить наши суда с озера». Узнав, что несколько офицеров, мичман и четверо рядовых покинули тральщик и перешли на сторону России, отец уехал на полуостров. В понедельник он проехал Чонгар, а на вопрос российских военных о цели прибытия в Крым сказал: «Еду за ребенком».

Уже здесь Аркадий Гедюн узнал, что команда тральщика предпринимала две попытки выйти из блокады - 21 марта под песню «Врагу не сдается наш гордый Варяг» и 23 марта, когда «Черкассы» практически вырвались с озера, но были протаранены российским кораблем. 24 марта и.о. президента Турчинов отдал приказ о выводе украинской армии с полуострова, но экипажостался на озере. «Целый день вчера простоял на берегу. На расстоянии пятисот метров машу рукой. Корабль не останавливается ни на минутку, постоянно бороздит озеро. Связь с Владиславом очень плохая. Но он не престает повторять, что вся команда молится на корабль, который еще ни разу не подвел. Если тральщик хотя бы на секунду остановится, к ним сразу же пришвартуются и арестуют, - говорит Аркадий Гедюн. - Ежедевно, около десяти утра, подходит судно росссийское, и всем предлагают сдаться. Вчера никто не сошел».

ВОДА БЫЛА НА ИСХОДЕ

Держаться на плаву практически месяц, ни разу не причалив к берегу, команда смогла благодаря запасам топлива и продовольствия. По словам местных жителей, в топливных баках «Черкасс» - около 50 тонн топлива, но продовольствие практически на исходе. Питьевая вода закончится сегодня-завтра и если раньше с этим помогали татары, то сейчас запасы пополнять нечем.

«Несколько раз местные татары подплывали на лодке, передавали на борт воду, но в конце прошлой недели после очередного акта помощи их еще до выхода с озера повязали российские военные. Расстраивает ребят и то, что команда начала сдаваться. Все рядовые из местных сошли на берег. Оставшиеся спят и едят с автоматами в руках, потому что знают, что их просто так не отпустят», - говорит отец матроса. Вчера команда тральщика, чтобы не падать духом, разработала праздничное меню - матросы лепили вареники с вишнями, а уже к вечеру в Донузлав вошли два быстроходных катера, которые хотели начать штурм. «Я стою на берегу и молю только об одном, чтобы все закончилось и я смог забрать сына домой. Ведь понятно, на чьей стороне сила. Вчера польским и китайским журналистам я так и сказал - ну отпустили бы этот корабль, без которого моряки не видят своей жизни, в Одессу. Зачем России эта груда металла?», - расскзал нам по телефону Аркадий Гедюн и пообещал, как только закончится блокада, увезти сына в Харьков. Хотя Владислав сдал документы на поступление в Нахимовское училище в Севастополе, а 4 апреля ему исполнится 20, которые он мечтал отметить на борту «Черкасс»...