Капитан 2-го ранга Вячеслав Демьяненко, который был освобожден сегодня ночью из российского плена, рассказал, что собирается делать дальше.

Прибыв сегодня в Киев с помощью активистов киевского Автодозора и харьковского Автомайдана, Демьяненко рассказал прессе, что не считает себя героем, а слово «плен» - слишком высокопарное по отношению к тому, что на самом деле происходило во время его задержания.

Сейчас он направился в Минобороны, чтобы решить вопрос о месте дальнейшего прохождения службы. Его семья – жена Анна и двое сыновей до сих пор находятся в Севастополе, где у капитана квартира, полученная от воинской части.

«Вести» взяли небольшое интервью у Демьяненко.

- В Минобороны говорят, что на вас в плену оказывалось морально-психологическое давление, в чем это проявлялось? Вас пытали?

- Лично меня нет. Я бы не говорил такими высокопарными словами, как плен. Ведь фактически над нами никто не издевался. Это было ограничение свободы.

- В каких условиях вы содержались? Вам было страшно?

- Я находился в обычной одиночной камере. Мы ничего не боялись, и ничего не сделали героического. Просто выполняли свои обязанности согласно Уставу ВСУ. Мне было не страшно, плен, о котором вы говорите, не был таким трудным. Никаких вопросов и претензий к Российской Федерации по поводу моего содержания у меня нет. Кормили три раза в день, давали отдыхать.

И я всегда вспоминал свою бабушку, которая во время Великой Отечественной войны два года была в плену в Германии и Австрии.

- Вам удавалось общаться с другими офицерами?

-Мы виделись в коридоре, но не разговаривали. Такой возможности нам не давали.

-Какие вопросы вам задавали?

- К каждому командиру части, каждому офицеру были свои вопросы. Это порядок сдачи оружия, которое находилось на территории военных частей. А к отдельным частям вопрос, почему вооруженные силы, которые находятся в Крыму, оказывали такое сопротивление. Для Российской Федерации было неожиданно, что часть вооруженных сил, располагавших на территории Крыма, не хотели давать присягу России. Хотя никто насильно от нас этого не требовал. Всем давали свободный выбор – остаться в Крыму и выйти из рядов вооруженных сил, перейти на службу к ВС России или остаться верным присяге Украине. Правда, сейчас у меня нет оперативной информации, сколько офицеров перешли служить в вооруженные силы России.

- Почему вас держали дольше всех?

- Я думаю, что Российская Федерация преследовала свои интересы, удерживая нас там. И, наверное, вопрос относительно моей части был исчерпан со стороны РФ, и потому меня освободили. Мы сдали оружие на склад, чтобы им не смогли воспользоваться экстремисты. РФ уверена, что оружие находится на складе ВМС Украины.

- Как вас освободили?

- Все, кто нас задерживал, были в масках, без опознавательных знаков. С нами никто особо не разговаривал. Просто пришли и сказали, собирайтесь, вы едете на материк.

- Куда вы направляетесь сейчас?

- Сегодня моя военная часть приехала поездом из Севастополя. После Минобороны я поеду на встречу к ним.

- Ваша семья до сих пор в Крыму. Почему вы их не забрали, у вас есть какие-то сомнения, перевозить их или нет?

- Моя семья в Севастополе. На них не давят, им не угрожают. Дети ходят в школу, поэтому пока они будут оставаться там. У меня жена русская. Они всю жизнь проживает в Севастополе. Для того, чтобы я принял решение перевозить их сюда, я должен знать, где будет дислоцироваться моя часть, чем мы будем заниматься, куда везти свою семью. Моя часть в Крыму - специального назначения. Генштаб и Минобороны сейчас это решают.

Один из друзей Демьяненко, Юрий рассказал нам, что Вячеслав родом из-под Киева, учился в КВИРТУ, потом в Житомирском военном институте им. Королева, факультет радиоразведки. По распределению попал в Севастополь, где и служил почти 20 лет.