Вчера и. о. замглавы администрации президента Украины Андрей Сенченко заявил о захвате в Крыму числящегося за Украиной ядерного объекта — научно-исследовательского реактора ИР-100, находящегося в Севастопольском университете ядерной энергии и промышленности.

"Там готовят специалистов атомной отрасли и там есть ядерный объект, который числится за Украиной и охранялся спецподразделением внутренних войск, — сообщил Сенченко. — Силовым образом объект захвачен, и это — ЧП мирового масштаба. Украине придется привлекать инспекторов МАГАТЭ и ставить вопрос, чтобы этот объект был взят под охрану МАГАТЭ, поскольку Украина не может сейчас это делать".

Читайте также Киев обвинил Москву в организации ЧП «мирового масштаба» в Крыму 

Однако руководство университета, подвергло жестокой критике слова Сенченко.

"У него воспаленное воображение, никто ничего не захватывал, мы работаем в штатном режиме, проводятся занятия, — сообщил "Вестям" руководитель учебно-научного института атомной энергетики Владимир Кирияченко. — Дело в том, что Киев в одностороннем порядке давно уже прекратил финансировать сотрудников реактора, спецкомендатуру, войска, которые охраняют реактор (oxpaнoй таких oбъeктoв в Укpaинe зaнимaeтcя пoдpaздeлeниe внyтpeнниx вoйcк MBД Укpaины "Cкopпиoн", — прим. Авт.). Поэтому мы решаем с руководством города, как им выдать зарплату. Охрана же идет установленным порядком. Ребята-охранники подчинялись воинской части Энергодара, которая охраняет там электростанцию. Но они отказались возвращаться, остаются в Севастополе, готовы принять присягу. Кстати, МАГАТЭ, упомянутая Сенченко, ничего не охраняет. Она берет под контроль ядерные объекты, а представители этой организации, как минимум раз в год, приезжают и делают аудит: где хранятся ядерные материалы, сколько их и так далее. Да и с точки зрения экологии и ядерной безопасности наш реактор безопасен. Конечно, если радиоактивный материал (в качестве топлива в ИР-100 используется уран, — прим. Авт.) использовать не по назначению, могут быть пагубные последствия. Но я еще раз подчеркиваю, он под надежной охраной".

"Реактор, насколько я знаю, под охраной и волноваться за его судьбу не стоит, тем более, что он сейчас практически не работает, электроэнергию не производит а используется, как учебный, по сути — используется просто, как макет оборудования, — поделился с "Вестями" исполнительный секретарь Украинского ядерного общества Сергей Барбашев. — Он опасен, настолько, насколько опасна вообще любая ядерная установка в работе, если происходит авария и радиоактивность выходит в окружающую среду. Но, даже в этом случае радиоактивное заражение от севастопольского реактора распространится только на тех людей, которые с ним работают непосредственно. Из помещения радиация не сможет проникнуть, да и взрыва не произойдет — там нечему взрываться (судя по техническим характеристикам ИР-100, максимальная мощность полноценно работающего реактора низкая — 200 кВт, что в 5000 раз меньше чернобыльского, — прим. Авт.)".

Севастопольский институт ядерной энергии и промышленности имеет давнюю и богатую историю: строительство его началось еще в 1911 году (тогда здание строилось, как морской кадетский корпус), в годы войны в него встроили подземный госпиталь, а полностью комплекс был закончен в 1960 году, тогда же там открыли Высшее Военно-морское инженерное училище. В 1996 году училище было преобразовано в Севастопольский институт ядерной энергии и промышленности, позднее переименованный в Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности.

"Реактор у нас появился давно, — рассказывает Владимир Кирияченко. — В 1967 году, раньше он стоял на подводной лодке".

Выглядит этот комплекс, размещенный в специально оборудованном для безопасности помещении, как некий бак диаметром около двух метров и высотой более четырех. Прежде с помощью реактора проводились многочисленные научные исследования для Советского Союза. Например, здесь испытывали аппаратуру для космических аппаратов и исследовали изменения свойств минералов для ювелирной промышленности, изобретали методы очистки радиоактивных отходов и "обкатывали" образцы защитных материалов.