Лидеру крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву запретили въезжать в Россию и Крым до 2019 года.

Сегодня утром на границе Крыма с Украиной ему вручили акт уведомления о неразрешении въезда в Россию. «Вести» пообщались с Мустафой Джемилевым и узнали, что он будет теперь делать, каковы настроения у крымских татар, контролирует ли ситуацию Меджлис.

- Мустафа-ага, вы знаете, кто именно принял решение о запрете вам во въезде в Крым – российские или крымские власти? Ведь Москва показывала более лояльное отношение к крымским татарам, чем Симферополь.

- Пока трудно сказать, мы сейчас уточняем. Я думаю, что крымские власти вряд ли на это пойдут без согласования со своими хозяевами из Москвы.

- Что собираетесь делать в нынешней ситуации? Вы говорили, что все равно поедете в Крым. А когда и как собираетесь это делать?

- Я сейчас только выехал из Крыма. И на выезде мне дали это постановление о запрете въезда. Сейчас я направляюсь в Киев, а потом еще в некоторые страны. А по возвращении я посмотрю, будут ли меня впускать. Ведь, наверняка, они понимают, какие это может иметь последствия.

- Каковы сейчас настроения среди крымских татар на полуострове? Люди не запуганы вчерашней ситуацией вокруг здания Меджлиса, где сорвали украинский флаг и пострадали три женщины?

- Настроения в основном проукраинские. Люди не запуганы, а, наоборот, вчерашняя ситуация как бы взбодрила и сплотила людей. Там выставили охрану, чтобы к государственному флагу никто не смог прикоснуться. О том, что именно произошло, можно увидеть на видео, где вся ситуация полностью записана.

- Крым всегда славился толерантными межнациональными отношениями. Они как-то изменились в связи с последними событиями?

- Ну, стало на порядок хуже. В адрес крымских татар и даже детей, которые говорят на родном языке, можно услышать неприятные высказывания. В школах детей начинают бить и запугивать, говорят, это Россия, на каком языке вы говорите, мы не понимаем. И отношения между соседями стали более прохладными. Такой пример. Соседка говорит семье крымских татар: «А когда вы уедете? Вас же все равно депортируют, я бы хотела переместиться в вашу квартиру». И это люди, которые прожили рядом больше 20 лет, были хорошими соседями.

Мустафа Джемилев: «Крымские татары относятся к паспорту РФ, как к немецкому аусвайсу». Фото 1Фото Voice of America

- Вам лично тоже нечто подобное заявляли?

- Еще не хватало, чтобы мне сказали.

- Каковы настроения у радикальных мусульман: джихадисты, салафиты, Хизб ут-Тахрир?

- Мне сейчас сообщили, что во многих мечетях сейчас открыто присутствуют ФСБшники, посещают молитву, наблюдают. Те, кто регулярно ходит, по-моему, уже автоматически входит в категорию радикалов в Крыму. Конечно, это неприятно.

- Некоторые представители Меджлиса вошли в новую крымскую власть, а Путин подписал закон о реабилитации депортированных народов. Не боитесь, что народ банально купят, в том числе, созданием более лучших условий для жизни?

- В крымской власти их всего двое - и.о. вице-премьера и глава республиканского комитета по делам межнациональных отношений. Что касается Путинского закона, подавляющее большинство крымских татар понимает значение этого акта. И, тем более, что Украина, несмотря на наши неоднократные обращения, не принимала этот документ до последнего времени. И это, конечно, сыграло на руку россиянам, которые быстро такой акт приняли. И, конечно, найдутся недалекие люди, которые скажут: «О, Путин – молодец! Наконец-то сделал то, чего не делала Украина». Но основная часть народа ведь понимает, для чего это делается.

- Верховная Рада все-таки признала крымскотатарский народ коренным народом Крыма. Как вы оцениваете этот акт, нет ли обиды, что так поздно?

- Конечно, прискорбно, что до наших политиков так туго все доходит. Я об этом говорил с момента провозглашения независимости Украины. Если бы эта декларация была принята своевременно, события в Крыму бы развивались совершенно иначе. Во всяком случае, не так, как сейчас. Потому что коренной народ имеет право, например, запретить пребывание на своей территории каких-либо военных баз. Но власть постоянно заигрывала с пророссийскими шовинистическими силами, особенно, при президенте Януковиче. И это дало повод этим силам так поступить.

- Как, по вашему мнению, собираются себя вести крымские татары в новых условиях: противостоять, наблюдать, подстраиваться под ситуацию или у вас нет пока никакого плана?

- Ни первое, ни второе, ни третье, ни четвертое. Люди все разные. В основном крымские татары не приняли оккупацию. Но в то же время, ситуация складывается так, что, если не принять российское гражданство, не получить их паспорт, нельзя устроиться на работу. Иначе люди с украинским паспортом рассматриваются на своей земле, как иностранные граждане, каждые 90 дней они должны выезжать, потом получать вид на жительство. Нет возможности вести деловую активность, заниматься бизнесом. Одним словом, куча таких вещей, которые крайне осложняют жизнь крымским татарам. Поэтому сейчас среди крымских татар превалирует такая позиция – будем рассматривать российские паспорта, как немецкие аусвайсы, то есть временные, пока они находятся здесь. Хотя есть и люди, которые ни при каких обстоятельствах не собираются получать российский паспорт.

- Насколько сегодня Меджлис контролирует крымских татар и их поведение?

- Я был на заседаниях Меджлиса. По всем вопросам идут жаркие споры. Вот, скажем, на 3 мая назначен наш традиционный праздник Весны. Одна часть считает, что его нельзя проводить ни при каких обстоятельствах, ведь у нас траур, мы в оккупации. Другие убеждены, что проводить надо, ведь праздник проводили даже в советское время, когда ситуация была еще хуже, и почему мы должны отказываться от своих национальных традиций. Контраргумент: у оккупационной власти будет повод лишний раз сказать – видите, крымские татары веселятся, у них все хорошо. Да еще и пришлют ансамбли из других республик РФ и будут показывать, как крымские татары влились в братскую семью народов России. Ведь их пропаганда делает свое дело, вне зависимости от того, как развиваются на самом деле события. Одним словом, разные точки зрения не способствует, мягко говоря, консолидации народа. В то же время люди понимают, что, несмотря на разные мнения, крымскотатарский народ должен сохранять единство.

Мустафа Джемилев: «Крымские татары относятся к паспорту РФ, как к немецкому аусвайсу». Фото 2Фото dzemiliev-rada.org.ua

- 25 мая Меджлис собирается провести референдум. В чем его суть и зачем он нужен вам сейчас?

- Дело в том, что на так называемом референдуме об отделении Крыма от Украины цифры были названы с потолка. Говорилилось, что в референдуме приняли участие 82% крымчан, из них 95% проголосовали за Россию. Но это какая-то чушь собачья. Нам точно известно, голосовали всего 34,2 % жителей Крыма. А 99,4% крымских татар референдум бойкотировали, вопреки их утверждениям, что крымские татары участвовали в голосовании. Идея была в том, чтобы провести свой референдум и показать, как на самом деле коренной народ относится к отделению Крыма. Но сейчас референдум решили отложить. Мы не хотим, чтобы наш референдум был похож на русский. Мы хотим, чтобы участвовали иностранные наблюдатели, но пока такой возможности нет, их сюда не пускают.

- Мы вас поздравляем вас с высшей наградой Турции – орденом Республики. В связи с этим вопрос. Как вы относитесь к реакции мировой общественности на ситуацию в Крыму? С одной стороны, осуждают, а с другой стороны, например, из Турции продолжает ходить паром в Севастополь, а скоро может возобновиться авиасообщение.

- Честно говоря, я не в курсе того, что ходит паром. Хотя считаю это хорошим признаком. Я неоднократно говорил во многих организациях в США и Европе, что мы - коренной народ Крыма. А в соответствии с Декларацией о коренных народах, они имеют право беспрепятственно поддерживать контакты со своими соотечественниками их других стран. В Турции крымских татар проживает в 10 раз больше, чем в Крыму. И существование паромного сообщения должно мотивироваться необходимостью налаживания контактов со своими соотечественниками.

По поводу авиасообщения, прошла информация о том, что с 1 июня оно восстанавливается, но это нигде не подтверждается. То есть самолеты точно летать не будут. Согласно правилам ICAO, на оккупационную территорию солидные авиакомпании не летают.

- Вы не находите никакого сходства нынешней ситуации, в которой оказались крымские татары, с той, в которой они были во времена СССР?

- Я бы сравнил эти события с ситуацией 1783 года, когда войска Российской империи оккупировали в Крым