Лидеры Меджлиса и их оппоненты утверждают разное: по мнению одних, то, что Джемилева не пускают в Крым – верный ход, по мнению других – это начало репрессий.

Так или иначе ситуация с Мустафой Джемилевым обострила татарский вопрос. Народ разделился на два лагеря, и определить точное количество сторонников Мустафы и его противников практически не возможно. Что значит для крымских татар отказ РФ впустить Джемилева в Крым?

"С ним еще мягко поступили"

«Первое, подавляющая часть крымских татар резко осуждает ту провокацию, которую сделал Джемилев, - говорит Васви Абдураимов, глава крымско-татарской общественной организации «Милли Фирка». – Второе, степень поддержки можно увидеть хотя бы в том, сколько людей удалось мобилизовать, что бы провести эту «масштабную акцию». Там ведь собралось не более 1000 человек! Если учесть, что крымских татар от 300 до 400 тысяч, то получается менее одного процента тех, кто активно готов поддержать этого человека. Более того, если бы изначально Совет Министров Крыма не заводил шашни с этой организацией и отстранился от сотрудничества с этим антирусским проектом, то ни каких провокаций подобных вчерашней быть бы не могло. Поэтому определенная доля ответственности лежит не только на организаторах провокации, но и на правительстве полуострова. Запрет на въезд в Крым Джемилеву это законное действие. Ведь они призывают пересмотреть результаты всенародного волеизъявления крымчан и призывают сюда иностранные войска! Как можно допустить это преступника в РФ? Я думаю, что с ним еще мягко поступили. Его стоило бы арестовать и осудить по всей строгости закона и его пособников так же. Здесь никакой национальной подоплеки нет».

В то же время активисты Меджлиса считают, что происходящее с лидером крымских татар, не что иное, как начало репрессивной политики РФ.

«Наш народ в большинстве поддерживает Мустафу Джемилева, а не действия РФ, - рассказал заместитель руководителя Меджлиса Ахтем Чийгоз. – Это было видно по тому, что лишь малая часть крымских татар 16 марта пошла на референдум. 90% нашего народа в референдуме не участвовали. Что же до сегодняшней ситуации, то действия РФ или крымской власти от имени РФ ни в коей мере не способствуют к изменению отношения крымско-татарского к результатам референдума. Наоборот, мы убеждаемся, что РФ доверять нельзя, что репрессивные методы были всегда присущи России и так будет дальше. Понятие «права человека» там не играет никакой роли. То, что не пустили Мустафу Джемилева на свою родину, то чего от них ждать обычным крымским татарам? Мы беспокоимся, что это начало репрессий. Те, кто встречал Мустафу Джемилева были обстреляны автоматчиками и, к счастью, ни кто не пострадал. Но уже сейчас против них завели дела, начинаются суды. Сегодня прокурор республики в моем присутствии заявила, что одной из мер наказания за подобные действия будет ликвидация Меджлиса. То есть все в духе тоталитарного режима: полное отсутствие демократических инструментов».

"Я бы его посадил"

Еще один противник политики Мустафы Джемилева, попросил свою фамилию не называть.

«Я бы вообще его посадил, - говорит наш собеседник. – Да, есть люди, у которых к нему определенно хорошее отношения. Но я не думаю, что кто-то из-за него пошел бы в драку. У нас народ мирный. Да, есть несколько делегатов курултая, которые при определенных усилиях может собрать где-то тысячи две с половиной своих друзей-родственников. Но не более того. Я думаю, Джемилева надо просто забыть и впредь не вспоминать, как страшный сон! Все мои друзья, родственники готовы идти на любые меры, что бы тут этого человека более не было. Моей отец – участник войны и он так же называет Джемилева и Чубарова - предателями».

"Это репрессия"

Заир Смедляев, еще один замглавы Меджлиса, так же считает, что запрет на въезд Джемилева в Крым - это репрессия.

«Россия грозилась нам большой любовью и мы уже результат видим, - делится Заир Смедляев. – Вчера они не пустили Джемилева, а завтра не пустят любого другого крымского татарина, может даже меня. Каждый крымский татарин, желавший вернутся в Крым мог свободно это сделать. Это наше право и мы будем за это бороться. Они достали из штанов шашку и начали ей махать. Пусть сначала включат то, что выше шашки – мозг. Чем жестче будут действия к нам, тем жестче будет противодействия. Мы уже видели, что такое репрессии. Тогда был Магадан и сейчас нас им пугают. У нас есть планы, как вернуть Мустафу в Крым, но озвучить мы их не можем. Уже сейчас против участников встречи с Джемилевым уже начались репрессии. Если в Москве есть умные люди, то они должны крымским кое-что объяснить. Здесь таких, то нуждается в объяснении - много и вчерашние события это ясно показали. Подняли армию, гражданскую оборону – началось бряцание оружием и тому подобное».