В ночь с 8 на 9 июня в гостиницу "Артек", которая на ж/д вокзале Симферополя, прибыла партия беженцев с юго-востока.

Но, как выяснилось, некоторые беженцы бегут не от пуль, а на море.

Не шукай мене, бо я на морі

В Центре Симферополя мы встречаемся с волонтером Инной, которая размещает беженцев в гостинице "Артек", после чего они разъезжаются по всему Крыму.

- Вчера был сумасшедший скандал, - рассказывает она, пока мы едем в гостиницу. – Среди ночи приехал автобус. Людям предложили поехать в Бахчисарай, жить там, пока есть возможность. Но, некоторых эта ситуация возмутила, мол: "Мы думали, что будем жить возле моря, а нас в поля". В общем конфликт до того раздулся, что пришлось вызывать милицию. Нас обвинили, что мы их обманули.

- Ого, и часто такое? – интересуюсь.

- Скандал-скандалом, но бывает вообще удивительные вещи, - рассказывает Инна. – Мужик из Севастополя звонит: "У меня номер на солнечной стороне – жарко очень. Переселите меня в номер с кондиционером". Еще бы джакузи попросил.

- А что условия проживания у них тяжелые?

- Видимо, люди не понимают, что есть нормы какие-то, по которым мы их расселяем, - со вздохом говорит Инна. – Приехала семья – двое детей и муж с женой. Номер, в который их селят рассчитан на 10 человек. Естественно, что мужчину мы поселим отдельно, а женщин с детьми – в другой номер. Иначе просто не рационально.

Тем временем приезжаем к гостинице. На паркинге стоит тюнингованный джип Daihatsu. "Вот. Машина беженцев", - констатирует Инна.

На первом этаже сидят люди, буквально на чемоданах. Это те кто только прибыл. Добирались как могли. Говорить не хотят – устали в дороге.

Сейчас, хоть в степь, хоть в горы, лишь бы без стрельбы

- Я из Славянска, - рассказывает беременная Анна, поглаживая живот. – Мы добирались со знакомыми на машине. Хоть и ехали вроде чигерями, все равно на четыре украинских блокпоста наткнулись. Меня не трогали, а парней, что со мной ехали, обыскали с ног до головы. Проверяли даже, чтобы на плечах следов от приклада не было. В Славянске жить страшно. Я во время бомбежек в подвале с сыном и мужем пряталась. Сейчас, хоть в степь, хоть в горы, лишь бы без стрельбы.

Муж Ани остался там. Работает, но говорит Анна, на обычной мирной работе – воевать не идет.

- Я каждый день домой звоню, маме, - говорит Анна. – Вчера снаряд в соседский дом попал. Разнесло летнюю кухню. Слава Богу все живы. Прошу родителей и мужа, чтобы они сюда приехали.

Аня из Славянска готова ехать в любую часть Крыма. Фото: Владислав Сергиенко

Полуночный "Богдан"

О скандале, который вчера разразился Аня знает не понаслышке.

- Это ужас был! – говорит она. – Несколько человек устроили здесь балаган. Кричали, что их на море обещали вывезти, а, теперь, видите ли, в Бахчисарай увозят. Но с этой поездкой действительно все как-то странно было. В 12 ночи нас подняли, сказали грузится в автобус – "Богдан" с надписью "Дети". Пришлось малого будить, собирать вещи. Сели в автобус. Выяснилось, что увезут только женщин и детей. Кто-то обмолвился, что вроде как нас отправят туда собирать фрукты в садах. Мы позвонили своему координатору – Анне. Она сказал, что бы ни в коем случае ни куда не ехали. В итоге началось черти что. Кто-то вызвали милицию, тех кто нас собирался везти вроде то ли задержали, то ли просто попросили удалится.

В милиции об этом происшествии ничего не говорят. Ссылаются, что, видимо, что-то незначительное. А люди напрягаются.

- А вот откуда мы знаем, куда бы и зачем нас увезли? – возмущается Валентина из Красного Лимана. – Анечка (координатор) нам сказала, что с этим автобусов – ничего неясно, и что она добра на наш вывоз не давала. Тем более, ночью, с детишками. Нам пока и тут хорошо, а куда-то ехать в неизвестность – страшно. Говорили, что, вроде как, работать нас хотели заставить. Мы не против, но все это подозрительно как-то.

"Шел бы лучше воевать"

Большинство беженцев проживание в гостинице "Артек" устраивает.

- Ну, отделили нас от мужчин и что? Переживем, - говорит одна из жительниц Славянска. – За то чисто, постель свежая, душ есть, кормят. Да, готовим сами, убираем в комнатах сами, и мусор сами выносим, но я в этом не вижу абсолютно ничего страшного.

Свежие постели и душ на этаже. Беженцы и этому рады. Фото: Владислав Сергиенко

Пока общаемся, из коридора гостиницы раздаются какие-то крики.

- Да что я его не вынес? – кричит мужчина на беременную Анну.

- А что вынес?! – спрашивает она

- Да иди лечись, психбольная! – отвечает ей мужчина.

- Ты вообще с*кло! Шел бы лучше воевать, а не убегал! Еще мужик! – разражается гневом Аня и уходит в свою комнату.

- Воевать? – удивляется мужчина. – У меня трое детей, кто их кормить будет?

Мимо пробегает белобрысый мальчонка, лет трех.

- Филипп, иди сюда, - зовет его мужчина. – Ты чего от мамы убежал. Давай, дуй в комнату.

Мальчик недовольно косясь на папу уходит в номер.

- Это средний. Младшему полтора месяца.

- Слушай, А вот завтра тебе скажут, что нашли тебе приемлемое жилье где-нибудь в степном Крыму. Поедешь? – интересуемся.

- Мне главное, что бы у детей все было, а где жить – дело второе.

В это время из комнаты Ани выбегает женщина.

- Где этот м**ила?! – кричит она. – Довел девочку скот, что ее валерьянкой приходится отпивать.

Аня действительно сидит на кровати. Лицо бледное, взгляд в одну точку. Мы уходим.

Война – войной…

В столовой народу не много – человек 20. Все делают сами, правда, основательных блюд не готовят. Гарнир – вермишель быстрого приготовления, основное блюдо – консервы. Есть чай, конфеты, печенье.

На кухне гостиницы люди управляются сами. Фото: Владислав Сергиенко

- Что можем, то и привозим, - говорит Инна. – Я за свои купила им вчера хлеб, и водички сладкой. Так, как только воду принесла, ее сразу расхватали и начали из горла пить. Совести нет вообще. Ведь я не могу на 50 человек каждому по бутылке двухлитровой купить.

Прямо в столовой люди вновь прибывшие заполняют анкеты: кто они, откуда и номера телефонов, сдают ксерокопии паспортов.

- Под такой шумок могут люди, например, из Бахчисарая приехать, - говорит Инна, - Поселится где-нибудь бесплатно. Глядишь – возле моря, да еще и кормить будут.

Инна уходит по своим делам, мы по своим. На первом этаже гостиницы, все так же, на чемоданах сидят измученные люди.