В Крыму был похищен 38-летний гражданин США Дженнен Стивен Уэсли, проживавший в селе Предущельное Бахчисарайского района. Об этом «Вестям» сообщил член крымской общественной организации по защите прав и свобод человека «Актив» Игорь Жуков.

По словам правозащитника, несколько дней назад американца насильно затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении. «Как нам стало известно, его жена, теща, а также их адвокат подъехали к дому, где проживал Стивен, после чего избили его, силой затолкали в автомобиль и увезли. Все действия происходили на глазах соседей. На просьбу объяснить происходящее, в ответ они услышали нецензурную брань и угрозы со стороны женщины-адвоката».

Как рассказал «Вестям» сосед иностранца, Стивена он знал давно. «Мы дружили, я работал в его доме. Когда это произошло, нам, как очевидцам, стали угрожать», — говорит Нариман Селяметов. По словам мужчины, американец женат на гражданке Беларуси, которая родила ему двух детей: «Последние четыре месяца ее не было в селе. Стивен жаловался, что она не давала ему видеть детей, даже плакал как-то у нас дома. Моя супруга, когда у них родился второй ребенок, была некоторое время вроде няни».

Соседи и правозащитник опасаются, что у Стивена Дженнена хотят отобрать дом в Предущельном. «Он как-то признавался, что у него пропала крупная сумма денег. Ведь он не беден, дом у него зажиточный», — рассказывает Нариман. По словам мужчины, когда Стивена заталкивали в машину, он услышал от Стивена: «Помогите, позвоните в посольство». «Я обратился в «Актив», мы написали заявления в прокуратуру и милицию. Из Бахчисарайского райотдела нам пришло сообщение, что Стивен находится на принудительном лечении в частной наркологической клинике им. Кадырова в пгт Куйбышево. А его жена, заявила, мол, ее супруг болен, что и подтверждено письмом его матери из Америки. Но он нам рассказывал, что с матерью он не жил с четырех лет, а воспитывал его отец. Кроме того, мы никогда не видели его пьяным или употреблявшим наркотики», — говорит Селяметов.

В клинике им. Кадырова нам отказались подтверждать, поступал ли к ним пациент с таким именем, сославшись на анонимность лечения.