Сергей с трех лет ходит на стадион, а с 16 – фанатеет. На его счету более 30 выездов на матчи с командами Украины, из них – 17 боевых, когда он участвовал в драках между фанатами.

Специально для "Вестей" Сергей рассказал, почему в ближайшее время надеется уехать на материк, из-за чего закончились конфликты с крымскими татарами и что, по его мнению, стало с крымской футбольной командой.

Холодное утро 17 марта

Солнце освещает зелень газона стадиона "Локомотив", родной арены крымской "Таврии", которая теперь стала "Скифом". Рабочие снуют туда-сюда, таская какие-то палки и воодушевленным видом прикладывая их, казалось бы, вообще ни к месту. Сергей вспоминает, как полгода назад он был в Киеве, а за это время Крым стал частью России большинством голосов его соотечественников. Еще до референдума, до 16 марта, он, как мог, боролся за свою идею, за которую сейчас можно оказаться за решеткой – "Крым – это Украина".

Тем временем Российские болельщики предстанут перед итальянским судом

- В Симферополе мы принимали участие практически во всех  происходящих событиях. Мы присутствовали на захватах частей, пытались оградить от идиотов, женщин и детей, которые поддерживали украинских военных. Не раз было такое, что пророссийски настроенные мужики кидались на женщин, мы этому пытались противостоять. Но, среди нас были суки, которые сдавали. Многих из нас после этого вызывали в "мусарку", СБУ, УБОП, тягали к участковым. Нас прессовали дико. Сейчас тоже жить спокойно не удается. Но прессинг уже не такой.

Сергей смотрит на новое покрытие стадиона "Локомотив" с грустью. Он уже давно не был тут – не тянет, хотя когда-то, с детства и до перехода Крыма в состав РФ, он не пропускал ни одного матча.

- Мы разделились. Половина из наших поддерживает Украину, а половина – не ясно за кого. Говорят, что Украину, а заходишь на их страницу в соцсетях – там одни российские флаги.

Сергей с третьего класса ходил на "Локомотив", на матчи "Таврри, а сейчас ему это чуждо. Фото: Владислав Сергиенко

В день референдума, 16 марта, Сергей был в Киеве, фанател за "Таврию" и надеялся на ее победу над киевским "Динамо".

- Была ужасная погода, это очень запомнилось. Мы на следующий день оказались в Днепре и только там узнали итоги голосования. Мы офигели от того, что каким-то чудом в Крыму 96% людей проголосовали за присоединение к России. Еще в Днепре у меня появилось желание просто остаться в Украине и в Крым не ехать…

Оно есть и сейчас, и когда будет возможность, я отсюда свалю. Тогда ультрасы других команд нас поддержали, особенно "Кони" из Киева. Они пришли к нам на сектор, хотели помочь деньгами на проезд и еду. Но мы отказались, деньги у нас были. Первые проблемы по возвращению домой у нас появились на границе. Мы понимали, что за украинские флаги и атрибутику нас отпрессуют, поэтому все это было отправлено раньше "Новой почтой". И вот, когда мы уже проходили границу, нас начали шмонать, нашли магниты из Киева, стикеры, начался тотальный допрос: "вы что, фашисты?" и вся остальная муть.

Тем временем В Харькове подрались защитники Ленина и ультрас

"Нас постоянно избивали в центре города"

Вокруг поля наматывает круги одинокий бегун, Сергей смотрит сквозь него на девятый сектор, огражденный металлическим забором. Именно там он проводил большую часть матчей, поддерживая свою команду.

- Уже после переворота мы выезжали с "Таврией" на матчи в Украину. Я ездил в Одессу, Донецк, Запорожье, Полтаву. Ультрасы из этих городов принимали нас, как своих. Это было неожиданно, поскольку, например, с теми же полтавчанами у нас была война. Мы при встрече всегда чуть ли не убивали друг друга. Но тогда ситуация была иная – то, что произошло в Крыму, объединило нас. Также нас хорошо приняли "Бомжи" из Запорожья, фанаты ФК "Металлург". Тогда мы сыграли матч дружбы с ними, который закончился дружеской ничьей. Поддерживали нас и болельщики "Шахтера". На матче с их командой они разместили наши баннеры на своей баннерной линии, кричали с нами "Крим – це Украiна". Было круто.

Сергей на стадионе "Локомотив", на одном из матчей "Таврии". Фото: архив Сергея

Сергей закуривает и начинает рассказ о том, что же сейчас происходит с крымскими ультрасами.

- К нам постоянно приезжают домой и на работу. Много было конфликтов с самообороной. Когда был матч с Днепром, мы вывесили флаг Украины и к нам тут же подошли эти бомжары: "Уберите флаг, а то мы тут вас порежем! И вообще валите отсюда. Крым это Россия. Фашисты". После этого мы и перестали появляться на секторе и ходить на матчи. Нас часто избивали в центре города, потому что у этих утырков были наши фотки, которые им дали в Центральном райотделе города. К счастью, ни разу до больницы дело не дошло.

Не только силовики прессуют крымских ультрасов, конфликты происходят и в семьях.

- Я с родителями ссорюсь. Мои друзья нас называют фашистами, бендеровцами. Это постоянно происходит. Еще одна из причин, по которой я хочу отсюда свалить. Плюс, постоянные стычки с пророссийски настроенными. Правда, сколько раз они ко мне прикапывались. Всегда все печально заканчивалось именно для них.

"Сейчас мы не трогаем татар"

Из-за проблем в фанатском движении в Крыму канули в лету и драки с участием крымских ультрасов.

- Последний забивон у нас был с Запорожьем в Новоалексеевке. Уже и не вспомню когда. Тогда мы отправили молодой состав, на проверку, как они выстоят. Мы проиграли этот бой. Это было зимой. Во время затишья на Майдане. После этого никаких заруб ни с кем не было. Да и чего ради? Команды уже нет, а та, что сформирована – в составе не ясно кто. Понабирали каких-то не русских. Они играют вообще не понятно за что. Это уже не тот клуб. Вот 12 числа будет играть сборная Украины во Львове, вот туда я и поеду. Не хватает футбола и Украины. Как доедем – не знаю. Но шмонать на границе нас будут точно.

Сергей собирается поехать на ближайший матч сборной Украины по футболу во Львов. Фото: Владислав Сергиенко

Крымским ультрасам власти не раз предлагали сотрудничество, им даже предлагали стать частью народного ополчения.

- Перед одним из матчей я ездил за билетами. Это было после Майдана. Там меня встретил человек, предложил давать деньги на выезды, организовывать автобусы, а в случае чего – мы должны были подключаться к ополчению. Но мы не продаемся и я его просто послал. Но все равно есть ребята, которые ушли в дружину. Но мы с ними даже не здороваемся.

Сергей не раз был на Майдане, однако в стычках с "Беркутом" не участвовал.

- Такой атмосферы как там, я не чувствовал нигде. Я, честно говоря, офигел еще на первом разгоне, когда отлупили студентов. Я тогда уже знал, что туда поеду. А "беркуты" - предатели, они изменили народу.

Ввиду происходящего у ультрасов практически нет стычек с крымскими татарами, которые раньше были постоянно. Некогда разделявшая их вражда на фоне национального признака, сейчас канула в лету.

- У нас было огромное количество стычек и драк. Они нас называли "нациками", потому что часто татары залазили на наш сектор, а мы их выгоняли. Татары выцепляли малолеток по одному и избивали, к старшим не лезли – боялись. Сейчас мы их не трогаем, они к нам не лезут.

Александра Кольченко, одного из подельников Олега Сенцова, некогда записали в крымские ультрасы. Шестого мая Сенцова и трех его подельников задержали за организацию теракта в Симферополе. Однако, по словам Сергея, Кольченко не из фанатов, а как раз из состава их главных врагов – антифашистов, да и смелости для такого, по словам ультраса, ему бы не хватило.

- Этот не из наших. Он из антифашистов, которые всегда были нашими врагами. Его я знаю давно, мы много раз пытались ему навешать, но он убегал. Был момент, когда они попытались к нам присоединится. Был момент в Киеве, когда местные антифашисты присоединились к фанатам. Тогда же и крымские под этот шум решили объединится с нами, это было на акции в память о Небесной сотне. Вот после этого, видимо, его и пририсовали к нам. Хотя он такое с*кло, что вряд ли бы ему хватило бы смелости участвовать в подобном.

О будущем Крыма и Украины Сергей говорит не много, просто надеется, что когда-нибудь он просто уедет в Украину, а может и на свою родину – в Запорожье.