Видеть слезы 44-летнего мужчины странное ощущение. Хочется как-то вжаться в сиденье его далеко не самой дешевой машины. Для него сейчас - это дом, который он чудом спас. Дом на колесах, остальное свое имущество Сергею Соколовскому спасти не удалось, недвижимое - находится в зоне АТО. Часть его, уже разбомблена.

32 дня несчастья

Сергей родился в Донецке 44 года назад, воспитывала его мама, отец очень рано ушел из семьи. Может поэтому он привык бороться. Он боролся и боролся, пока не достиг того, что было его еще чуть более месяца назад – квартира в элитной новостройке, дом в Донецке, неплохая машина и собственная фирма по торговле недвижимостью. Но началась АТО, а вместе с ней пропала нужда в покупке домов, квартир и офисов. Зачем покупать, когда и так все бесплатно взять можно.

- У меня было все, бизнес, семья, должность помощника депутата от Партии регионов, квартира в дорогущем доме, а сейчас нет ни чего, - говорит Сергей. – В офис угодил снаряд, с началом АТО бизнес начал рушится, жена уехала в Москву и я, видимо, в ее планы не входил. Теперь я бомж.

Сергей живет в машине уже 32-й день. Хотя жизнью конечно это назвать трудно.

- Сплю в машине на стоянке за супермаркетом «Сельпо» в центре Симферополя, - рассказывает Сергей. – Парни там на охране хорошие работают. Бывает зайду они мне какой-нибудь списанный товар отдадут, поем хоть. Моюсь и стираюсь в баптистских церквях, там тоже иногда могут дать покушать, но вот переночевать не пускают. Говорят, что боятся. Чего? Я не такой же человек как они? Ну, ладно, на самом деле и на том спасибо, просто жить так сил больше нет.

Вот так Сергей проспал 32 ночи... Завтра будет 33. Фото: Владислав Сергиенко

Сергей зябко прикрывает окно машины, в которое начинает заливать почти по-весеннему теплый дождик. Сначала кажется, что брызги попали ему на лицо, но потом понимаешь, что на самом деле он просто плачет.

Читайте так же В Керчи больше тысячи беженцев из Донбасса остались без работы

Выходи – не плачь

- Я выезжал через украинские блокпосты, - рассказывает он. – Когда спрашивали, куда еду, говорил, что в Мелитополь. В Крым бы просто не пропустили. На одном из постов стояли пацаны, из "Правого сектора". Лица попрятали за балаклавами, останавливали каждую машину, досматривали. Передо мной семья ехала на хорошем "паркетнике", KIA вроде. Видимо машина приглянулась… В общем начали они оттуда вещи выбрасывать, повытягивали людей и отогнали куда-то джип. Я уже не боялся, думал расстреляют - та и все равно. Подошел один, говорит: "Слава Украине!", я ему "Героям слава". Инстинкт видимо свое взял. Начали машину обыскивать. Сначала ноутбук нашли – забрали, потом авто чуть ли не потрошить стали и обнаружили заначку – все, что у меня оставалось – 150 000 гривен. Мой депозит из "ПриватБанка" они присвоили, и после этого так обрадовались, что сразу же отпустили. Я уехал, а сам думал, и как дальше? Что будет в Крыму? Все СМИ говорят о том, как там помогают беженцам, но то, что увидел …

Пытался он обратится и к депутату, у которого был помощником.

- Ага, нашел я его, - ухмыляется Сергей. – Они все как крысы оттуда разбежались. Но в отличие от меня они деньги вывезти сумели.

Читайте кроме этого Руководство ДНР решило ввести конфискацию имущества беженцев

Вот эта улица, вот этот дом

А Сергей увидел много "хорошего". Как любой нормальный человек сначала он решил прийти в ФМС и начать оформление документов для получения статуса беженца в надеждах получить в дальнейшем гражданство. Но все оказалось не так просто.

- Меня постоянно отфутболивали из кабинета в кабинет, из одного отделения ФМС в другое, - рассказывает он. – Да вообще, в какую организацию я бы не пошел везде одно и тоже, на словах все обещают помочь на деле - результата нет. Даже на площади уже митинговал, меня забрали, отвели в ваш Совет Министров, начали там "разборы", а паспорт посмотрели отпустили, мол, что с меня взять. Я девчонок там уговаривал, чтобы водилой меня взяли, или там чай-кофе варить. Нет, я понимаю, что вряд ли им бы разрешили, но попробовать стоило. Нет, они мне помогли, я там кучу бумаг написал на имя разных чиновников, но, видимо, всем все равно…

В итоге совсем уж распсиховавшись Соколовский пошел и написал жалобу в прокуратуру Республики Крым на сотрудников ФМС, а заодно и на "Правый сектор".

- Мне прямо в прокуратуре предложили решить вопрос с гражданством за определенную сумму, - рассказывает Сергей. – Я так и не понял, он из ведомства или на прием пришел. Но я даже его номер записывать не стал. Смысл? Денег все равно нет и взяться им не откуда. В общем, там накатал заявление, пошел в больницу, чего-то кашлять начал. Пришел, попросился. Действительно плохо себя чувствовал… Пришел, а там и страховку и паспорт требуют. В общем, и туда не попал. А по большому счету хотелось только поспать в постели и в тепле…

Это все, что возьму я с собой

Естественно Сергей не один такой. Он встречался в церквях с соотечественниками, но не всем повезло как ему – у него машина. Есть люди, которые вынуждены жить в местах просто не пригодных для этого.

- Девочка одна есть, она на автовокзале живет. – рассказывает Сергей. – Катя зовут. Я ей предлагал, давай ко мне в машину жить, все же теплее и удобнее. Она не хочет. Оно и понятно, все-таки мы друг друга не знаем. Другая девчонка устроилась в ателье работать. Но ей повезло, хозяин нормальный разрешил прямо там спать, на рабочем столе. Есть люди, которым больше повезло. Один знакомый на складе работает, я бы пошел, но мест нет. В общем, сложно тут жить, а там - просто невозможно. Я в армии служил, но убивать людей я не могу и не умею. Я не говорю, что убивать тех, кто убивает твоих соотечественников плохо, я лишь говорю, что не умею… Вот стоял бы передо мной Коломойский, который, по-сути, украл у меня последние деньги и то бы не смог.

В Донецке Сергей был крупным бизнесменом, помощником депутата от "Партии регионов", а в Симферополе он бомж. Фото: Владислав Сергиенко

Сейчас Сергей ждет помощи и ее, помощь, вроде как обещали. И в ФМС обещали, и общественники обещали…

- Я и уехать готов, только что с машиной делать? – сокрушается Сергей. – Это все, что у меня есть – Hundai Accent позапрошлого года, для экономии на газу. Это то, на чем я могу работать. Но знаете, бездействие чиновников и безразличие людей убивает. Там бы меня убили быстро, а тут – медленно…

По щекам Сергея скатываются слезы. Он заводит машину и мы едем к "Сельпо", где он обычно стоит… живет… спит… Датчик горючего предательски мигает красным.

- Доедем, - говорит Сергей. – А потом, глядишь, сторож церкви опять с талончиками на газ подсобит, а охранники из супермаркета вновь еды просроченной подкинут…