— Тамара, совсем скоро вам 60. Вы уже решили, как отпразднуете юбилей?

— Буду праздновать, но незначительно. В театре накрою небольшой стол, но в основном отмечу дома с близкими. Брат, муж, племяннички будут. О каких-то особенных подарках я никогда не мечтаю, но родственники всегда знают, что мне нужно. Так, они мне уже домашний велотренажер подарили, мультиварку, массажерную кровать… Словом, полезные вещи.

— А муж угадывает ваши желания насчет подарков? Ведь мужчины не всегда умеют это делать…

— Я бы не сказала, что нет (улыбается). Мягко говоря. Понимаете, здесь тонкий момент. В некоторых семьях больше зарабатывает жена, а мужья «не такi спроможнi». Так что я мужу никогда ничего не заказываю. Вдруг Олег (муж актрисы — актер Олег Коваленко, моложе ее на 10 лет. — Авт.) не сможет мне это купить? Кроме того, он актер, а у них особое эго. Олег сейчас играет в театре «Браво», раньше снимался на «Мосфильме». Но сейчас в Москве, естественно, для него работы нет. Там своих хватает, особенно, учитывая сложившуюся ситуацию.

— А на вашей работе в театре ситуация в стране как-то отразилась?

— Нам зарплату сократили. Но меня такие вещи никогда не расстраивали. Помню, в 90-е, когда в театре не платили, я все равно без денег не сидела. Бог помогал… В театре денег нет, и раз — меня неожиданно приглашают сниматься в «Довгоносики». А сейчас, кстати, у меня должны быть съемки в сериале «Останнiй москаль». Все время что-то капает… А поскольку я на Канары не езжу, больших запросов у меня нет, то мне хватает. А даже если и не хватает — ну и ладно.

— Нечасто встретишь такое отношение к деньгам. А как, кстати, вы жили в детстве?

— У нас часто чего-то не было. Один супчик ели. Помню, курица снесла яйца, а нам с братом съесть не разрешалось. Потому что за них можно было купить на базаре сахар или «олію». Очень экономили! С первого по десятый класс у меня было всего одно платье — школьная форма. На праздник или в гости вне школы я надевала белый передник — и все. Большего мы не могли позволить. Наверное, поэтому сейчас я так люблю менять одежду. Люблю покупать новые вещи и вообще тратить лишнее — могу все до копейки! Причем не только на себя. Люблю делать подарки. Несмотря на то что с детства меня все время приучали к экономии. Брат, кстати, тоже щедрый. Но более разумный, чем я. Мудрый, в год Змеи родился (на два года старше меня).

— Вы рассказывали, что у брата свой бизнес — он разводит перепелов.

— Уже нет, разводит только для себя. У него всего несколько клеток.

— А в каких он отношениях с вашим мужем?

— Брат считает Олега лодырем. Но говорит: «Если тебе с ним хорошо, тогда живи».

— А вам хорошо?

— Понимаете, я по жизни свободная женщина и не обременяю себя всякими домашними обязанностями. И от мужа ничего не требую. Олег такой же. Может, поэтому мы до сих пор и вместе. «Чего это ты не сварила, чего не убрала?» У нас такого нет. В театре у меня роль, я должна к ней готовиться, как можно о быте еще думать? А вообще надо уметь в семье просто не заострять внимание на спорных моментах.

— Вы о чем?

— Например, многие семьи ссорятся из-за политики. И у нас с мужем тоже разные мнения на этот счет. Олег по взглядам больше пророссийский, в Москве же снимался…

— А вы?

— Я против бездарной политики и войны. Зачем она ведется? Кому нужна? Туда посылались ребята вообще не подготовленные. Зачем это делать? Нужно уничтожать нацию? Самые цветущие, молодые, патриотические… Нет обмундирования, оружия. Что это такое? Такое складывается мнение, что наживаются на войне… Какие-то олигархи. Это выгодно. Нужно оружие, нужно… И не считаются с жизнями! Деньги перекрыли все. Какой у них Бог внутри?.. Договориться никак не могут… Противно!

— А что, кстати, вы думаете насчет запрета российских фильмов в Украине?

– Запрет – это очень плохо. Если бы там унижали Украину… А если запрещают только потому, что это российский фильм, то совсем неразумно! Люди должны смотреть и делать свои выводы. И еще – зачем запрещать российские каналы? Так бы все смотрели и видели бы, что там врут. Такие шаги, как по мне, просто немудрые. Кстати, большинство коллег в театре думают, как и я.

— Что же, по-вашему, нам может помочь?

— В первую очередь, культура и духовность. Знаете лозунг «Буде хлiб — буде пiсня»? А я говорю наоборот: «Буде пiсня — буде хлiб». Пiсня — це духовнiсть. Якщо буде пiсня, виросте i пшениця, i ковбаси будуть… А когда сначала думают про хлеб, а духовности нет, он не вырастет. Потому что там негатив посеян… И обидно вдвойне, ведь люди-то у нас чудесные. Они если любят, то любят. А если нет — то нет. Искренний народ… Наверное, поэтому я бы никуда за границу не уехала. Даже отдыхается мне лучше всего в родных краях — там, где я родилась (детство Яценко прошло в Пуще-Водице, в селе Горенка под Киевом. — Авт.). Здесь сейчас живет брат с семьей. Я там купаюсь в бассейне, никто посторонний на меня не «зырит»... Куда там этим Канарам? Я была за границей — в Болгарии, Словакии, Египте. Но оно все чужое.

— Вы в свое время окончили театральную студию при театре им. Франко, а затем в 1990-м актерский факультет ГИТИСа. В Москве не хотели остаться?

— Мои педагоги предлагали пойти прослушаться. Но меня в Киев тянуло. Да, в Москве было легче пробиться. Но суть-то жизни не в этом! Для меня она совсем в другом: чтоб мозги пробились, чтоб душа прорастилась! Да, можно было бы больше насниматься, как говорила Раневская, «больше плевков в вечность сделать»… Но всегда ли это хорошо? И почему нельзя быть хорошей актрисой в Украине? Кроме того, я очень скучала по Киеву — буквально дни вычеркивала, как в армии.

— Наверное, вас в Киеве ждал любимый?

— У меня был возлюбленный, но он ждал меня в Одессе. Тоже актер. Мы встречались — он в Одессе, я в Киеве, затем — в Москве… А потом из этого ничего не вышло. И хорошо.

— Почему хорошо?

— Ну вышла бы замуж, и что? Многие женщины думают, что если замуж вышла, значит, жар-птицу поймала. А я к браку отношусь с большим юмором. Официально замужем никогда не была, с Олегом мы живем вместе 15 лет. Расписываться не хотим. Хотя и знаю, что по божественным законам большой грех жить с мужчиной без росписи. Я с этим не спорю.

— Вы ходите в церковь?

— Да, хожу. Только не все, кто ходит в церковь, верующий. Я пришла к выводу, что многие ходят из боязни, некоторые — из-за того, что так надо… Я никого не осуждаю и прошу, чтобы не осуждали меня. А вообще я считаю, что прочитать Библию должен каждый. Я читаю. Не все понятно, не все получается… Но стараюсь.

— Тамара, я понимаю, это очень личная тема, но мне кажется, вы бы были хорошей и, главное, мудрой мамой. Вы хотели родить?

— Хотелось — не хотелось детей… У меня такого не бывает. Дал Бог или не дал. Я никогда не ощущала одиночества. Потому что у меня есть кого воспитывать. Племянница Наташа часто ко мне приходит, мы общаемся. Ей 26 лет, мы с ней подруги. Она молодая актриса, недавно ее взяли играть в ТЮЗ (Киевский театр юного зрителя).

— Племянник тоже актер?

— Нет. Хотя его брали без экзаменов на актерский — внешне он просто красавец. Но Саша сказал: «В нашем роду по артистам план выполнен». Он стоматолог, причем хороший. Хоть молодой, но уже мастер. Внучка у нас уже тоже есть — вторая половинка Саши с ребенком, он ее удочерил. Только с внучкой я договорилась: бабушкой меня не называть! Кстати, Алла Пугачева тоже своим внукам так говорила.

— А вам запомнилось знакомство с Аллой Борисовной?

— Это было небольшое знакомство, так что хвастаться нечем. Встретились мы после съемок в мюзикле «За двома зайцями» (вышел в 2003-м. — Авт.), где Алла Борисовна сыграла Проню. Она тогда пригласила в ресторан нас с Маргаритой Криницыной, которая в кино играла Проню. И там Пугачева подарила мне дорогое украшение — колье с камнями Сваровски…

— Вы надеваете подаренное украшение?

– Да, я ношу колье, когда случаются торжества, а также под настроение, если оно сочетается с одеждой. Вот позавчера надевала на праздник. Шла к маме подруги на юбилей. На мне был ярко-сиреневый костюм. А в колье камни такого же оттенка.

— Скажите, Тамара, а чего бы вам хотелось для себя? Если ли роль, которую мечтаете сыграть?

— Ума бы мне побольше (смеется). Иногда я не умею сбрасывать с себя груз, который наносят наглые люди — реагирую на них, расстраиваюсь! Правда, в лицо мне хамят все реже и реже. Я таким людям, к счастью, становлюсь неинтересной. Вот некоторые «лишние» подруги от меня отошли. А еще хотелось бы быть немножко жестче. И надо иногда уметь отказывать людям, говорить «нет», а я не умею. А все, что было положено, я сыграла. А то, что не сыграла… Ну значит, и нем надо мне было этого играть!

— Наверное, вы просто очень боитесь обидеть человека?

— Да, вы правы. Мне еще в детстве папа говорил: «Это не беда, что тебя кто-то обидел. Беда, если ты кого-то обидел». Я это запомнила на всю жизнь. Я помню, в театре многим не понравилось, когда мне дали звание народной артистки. Некоторые актрисы даже не здоровались со мной. На меня нападали, вплоть до того, что говорили, что я не актриса. А я отвечала: «Я с вами согласна, я считаю, что стою лишь на первой ступеньке актерской лестницы. А их очень много». И человек сразу замолкал…