Прошел год с тех пор, как в Украине начали запрещать к показу на ТВ и в прокате российские фильмы. На сегодня, по словам главы Госкино Филиппа Ильенко, в черном списке 376 фильмов и сериалов. Мы попросили российских и украинских кинопродюсеров, снимавших для российского рынка, оценить потери, которые они понесли после запрета, и рассказать, как будут выживать дальше.

НЕДОСЧИТАЛИСЬ $500 МЛН

По словам гендиректора одной из крупнейших российских кинокомпаний «Всемирные русские студии» Юрия Сапронова: «Россия из-за потери украинского рынка за этот год недосчиталась полмиллиарда долларов. Эта цифра, конечно, приблизительная, и я говорю, в данном случае, о кино- и телеиндустрии вместе». И в первую очередь пострадали компании, которые снимают телесериалы, а не полный метр для показа в кинотеатрах.

«Наша компания Star Media (сняли сериалы «Анна Герман», «Шулер», «Жизнь и приключения Мишки Япончика», фильм «А зори здесь тихие...» и др. — Авт.) потеряла, начиная с 2014 года, около $20 млн, — говорит ее продюсер Влад Ряшин. — Это связано, с одной стороны, с запретом проектов с участием определенных артистов. Например, Михаила Пореченкова, который был задействован в нашем проекте «Убить Сталина», Ивана Охлобыстина, снимавшегося у нас в «Методе Фрейда», и других актеров, что привело к разрыву подписанных контрактов. Но с другой стороны — и даже большей — в связи с жесточайшим падением рынка рекламы в Украине. Еще два года назад этот рынок составлял $600 млн, а в этом году — в пределах $90 млн, как и в начале нулевых. И по причине сокращения бюджетов каналов наша компания не смогла продать им часть продукции уже произведенной, а часть проектов, которую планировали производить совместно, пришлось заморозить».

КИНОИНДУСТРИЯ НЕ СТРАДАЕТ

В этом сегменте цифры совсем другого порядка. Например, в 2013 году 10 самых успешных российских и российско-украинских картин в нашем прокате собрали $13,3 млн, а в 2014-м топ-10 получил $10,5 млн. Как объяснил нам кинопродюсер Александр Роднянский: «На сегмент российского кинобизнеса потеря украинского рынка сильного влияния не оказала, поскольку весь рынок вашего проката и раньше не превышал $200 млн, а доля российского кино не поднималась выше 10%. В сопоставлении с $1,1 млрд рынка российского проката и примерно 20% доли российского кино украинский ущерб — нематериален... Самый коммерчески успешный российский фильм «Сталинград», произведенный нашей компанией, собрал в прокате РФ $52 млн, в украинском — меньше $2 млн, а в китайском — почти $15 млн». В то время как на телепродукте россияне могли заработать, ведь показ сериала у них выводил проект в ноль, а показ в Украине уже приносил прибыль.

ДРУГИЕ РЫНКИ

Вполне объяснимо, что российские кинокомпании начали искать другие страны. Но пока реальными успехами могут похвастаться лишь два продюсера — Тимур Бекмамбетов и Александр Роднянский. В частности, спродюсированный Бекмамбетовым фильм «Убрать из друзей» с бюджетом $900 тыс. собрал в Америке около $50 млн. А для Роднянского в других странах успешным стал не только «Сталинград», но и «Левиафан».

По словам продюсера, картина после проката в разных странах собрала почти $10 млн. А вот телефильмы российского производства большим успехом за пределами стран бывшего СССР похвастать не могут. Даже сериал вроде «Анны Герман» хоть и был продан в Польшу и даже получил, по словам продюсера Влада Ряшина, высокие рейтинги, больших прибылей не принес: «При бюджете одной серии в $400 тыс. поляки купили его по цене всего 20 тыс. евро за серию. Но мы все равно ищем выходы на другие рынки. В частности, сейчас снимаем 12-серийный сериал «Мата Хари» на английском языке и с международным составом актеров».