Следственное управление милиции Киевской области закрыло дело по аварии с известным композитором Константином Меладзе и передала его в прокуратуру. «Следственное управление завершило расследование. Материалы передали нам для проверки законности закрытия этого уголовного дела. Это стандартная процедура, предусмотренная уголовно-процессуальным законодательством, а не что-то уникальное. У прокуратуры есть 20 дней на то, чтобы закончить проверку о правомерности закрытия», — сказала пресс-секретарь прокуратуры Киевской области Светлана Судак.

В конце декабря 2012 года Меладзе на своем «Лексусе» на 32 километре трассы «Киев – Обухов» (на территории Конча-Заспы, где живет столичная элита) сбил 30-летнюю медсестру из села Козин Анну Пищало. От удара женщину отбросило на 20 метров от пешеходного перехода, она погибла на месте. У нее остались двое несовершеннолетних детей. Меладзе в момент совершения ДТП был трезв. После аварии композитор приезжал к семье погибшей, говорил, что бросит музыку и будет постоянно помогать детям погибшей. Он действительно на несколько месяцев пропал из эфира и впервые публично появился только сейчас на фестивале «Новая волна», который прошел в Юрмале. Правда, комментариев по поводу аварии не дает. Интересно, что на его страничке в ФБ вчера тоже появилась новость о закрытии дела.

Дети медсестры, погибшей в ДТП с Меладзе, переехали из села в Киев, рассказывают соседи

Родственники погибшей Анны Пищало ничего не рассказывают. «Я знаю о том, что дело закрыто. Но ничего говорить не буду, извините», — сказал нам муж сестры погибшей Василий Чесноков. Правда, в самом селе говорят, что несколько месяцев назад муж Анны забрал детей Даниила и Софию и увез их в Киев, где живет его мама.

Реброва — как Меладзе

Как рассказали источники «Вестей», по сценарию Меладзе может завершиться дело и Людмилы Ребровой — жены футбольного тренера Сергея Реброва и главной фигурантку аварии в Конча-Заспе. 14 марта на Столичном шоссе столкнулись «Рендж Ровер» Ребровой и «Жигули» курьера Владимира Веременко. В ДТП погибла его беременная жена Евгения. Впоследствии Владимир лечился на деньги Реброва.