Современная фантастика, фэнтези, военные драмы, фильмы-катастрофы до краев напичканы компьютерными визуальными эффектами.

Секретами создания спецэффектов в кино с нами поделился продюсер компании Postmodern Игорь Климовский, на счету которой работа над такими картинами, как «Мотыльки», «Незламна», «Вий». 

— Игорь, как ваши специалисты, читая сценарий, прикидывают объем работы по спецэффектам для фильма? 

— Бывает разный уровень работы по компьютерной графике. Самый простой — цифровая ретушь, когда надо убрать из кадра предметы, не соответствующие исторической эпохе, которая показана в фильме: кондиционеры, линии электропередач, антенны. Следующий уровень — это трехмерные локации, воспроизведение воздушного боя, танкового сражения, создание образа типа Годзиллы, Железного человека.

— Как давно в Украине стала развиваться индустрия компьютерной графики?    

— С 90-х годов. В начале была реклама. Наша студия открылась в 2009 году — и это уже был киношный вариант. Первый раз мы выстрелили с «Мотыльками». Самая сложная там была не техника — те же вертолеты, а Чернобыльская станция. Казалось, что тут такого, ведь сделаны тысячи снимков? Но нет чертежей. Сейчас реактор разрешено снимать только с одного-двух ракурсов. Это сверхсекретный объект.

Один из наших специалистов обратил внимание на облицовочную плитку здания. Таких плиток в Союзе выпускали немного — мы узнали ее размер и по ней воссоздали здание (на фото). Мы ее построили, чтобы взорвать. Также воссоздали  30-километровую зону. И наша виртуальная камера могла показывать ее с крыши станции.

Непростая работа и синематик к известной компьютерной игре War Thunder («Гром войны» — компьютерная игра, посвященная боевой авиации, бронетехнике и флоту времен Второй мировой и послевоенного периода. — Авт.). Наш арт-директор придумал все как режиссер, далее мы подключили киносъемочную группу и сами дорисовали танки и самолеты.

А работа над «Незламной» вообще заняла у нас два с половиной года. 

— Режиссер фильма Сергей Мокрицкий рассказывал нам, что реальный корабль был один, а в картине мы увидели их десятки.

— В этой картине был правильный подход: они подключили специалиста по компьютерной графике еще на стадии написания сценария. А есть неправильный, когда  продюсеры сэкономили на консультации супервайзера по визуальным эффектам, а уже потом ставят перед фактом: хотим это. Но так гораздо сложнее.

Если это жанровое кино, то специалист по эффектам нужен сразу, иначе исправление ошибок потом обойдется дороже. 

В «Незламной» реальный корабль, да, был один — тот, на котором находилась главная героиня. Он стоял в порту, огражденный зеленым фоном для съемок (он создается с помощью специальной зеленой ткани. — Авт.), чтобы мы могли воссоздать вокруг корабля бегущую волну. Остальные же корабли, а это 30 суден, были сделаны в виде 3D-моделей (на фото).

Самолеты требовали еще большей тщательности. Здесь математиком быть мало, нужно еще быть художником, чтобы сделать это убедительно и красиво. Кэш (область памяти в компьютере, предназначенная для временного хранения информации. — Авт.) морской волны может занимать два террабайта. Виртуальная камера должна панорамировать, как настоящая: полное воспроизведение реальности, как оптической камерой. Чтобы не «облажаться», нельзя экономить. Лучше сделать одну минуту, но хорошо, чем десять, но слабенько.   

— Какова финансовая вилка по визуальным эффектам — от и до?

— Вызов для консультации супервайзера — 400 долларов. Ретушь может стоить от 500 долларов до 10 тысяч, а если речь идет о полном воссоздании реальности, то 100–500 тысяч долларов. Но самые трудоемкие визуальные эффекты — это симуляции природных процессов — огонь, вода, дым. Везде, где нужно воспроизвести природу, — это десятки тысяч долларов. В полнометражном кино эти цифры меняются в зависимости от бюджета. Но примерно пятая часть — 15–20 процентов бюджета. У «Незламной» бюджет был 5 миллионов долларов, вот сами считайте, сколько потрачено на спецэффекты.

— Важен ли масштаб объекта? 

— Стоимость кадра зависит от масштаба. Чем ближе объект, тем дороже. Одно дело показывать на большом расстоянии ту же воду, как со спутника, а другое дело — нырять в нее. Первое стоит до тысячи долларов, второе — в десять раз дороже. В «Незламной» был непростой момент — это кильватерная струя (полоса воды, остающаяся за кормой идущего корабля. — Авт.).

По времени воспроизведение этих струй заняло несколько месяцев. При правильном использовании графика экономит бюджет: проект удешевляется, потому что не нужна реальная флотилия военных суден, они будут прорисованы. В плане воздушных боев и танковых — у нас немалые наработки. Мы черпали вдохновение в «Перл Харборе» Майкла Бэя, «Красных хвостах» Энтони Хемингуэя. Это вроде учебников. Но в «Незламной» — уже наше видение.

Любопытная сцена, где Павличенко в США толкала речь. Актриса стояла на фоне зеленой стены, а мы за ней выстроили Чикаго. Реальные объекты — только трибуна, стена и массовка – сотня человек. Сцена в крымском саду была снята в Киевской области, горы и море — цифровые. Такие детали меняют всю композицию. Был вид из пролома в стене на севастопольскую бухту: снег, зима, метель (на фото). Но долго чего-то нашему цифровому снегу не хватало, потом в Киеве в январе выпал снег, и мы доработали свои снежинки.       

— Монстров пока не делали для фэнтези?  

— Монстров пока не делаем. Это персонажи, которых непросто создать. У нас была в Украине, кстати, сильная советская кукольная школа, секреты ее в 90-е были утеряны. 

— В этой технике был сделан «Вий» 1966 года. А какое в создании нового «Вия», 2013 года, вы принимали участие?   

— Там кроме нас участвовало 36 компаний. Мы делали растущие страшные ветви. 

— На что вы равняетесь? Мировые тенденции? 

— В фильме «Жизнь Пи» настоящие только мальчик и лодка, а вода и тигр — все виртуальное. Самое  сложное — это глаза, шерсть. В «Гравитации» настоящие только лица актеров и оборудование станции, все остальное —  графика. То есть у них уже 80 процентов — графическая реальность.

«Безумный Макс: Дорога ярости» — восхитительный аттракцион при полном отсутствии смысла: полфильма герои едут в одну строну, а вторую половину — в обратную, но эффекты держат внимание зрителя. 

— Студии, подобные вашим, смогли бы выжить без заграничных заказов?  

— Украинский кинорынок, к сожалению, слишком мал. В Украине не так много фильмов, где требуются визуальные эффекты. Поэтому мы должны ориентироваться сразу на три стороны: Запад, Россию и Китай. До Голливуда надо еще дорасти. Парочка незначительных работ была с голливудскими продюсерами, но это только задел. Сейчас голливудский режиссер нам заказывает работу при финансировании ЕС — опять время Второй мировой. Думаю, в Украине все больше будут снимать фильмы о сегодняшней войне, той, которая идет на востоке страны...

Климовский создал спецэффекты для «Вия», «Незламной» и «Мотыльков». Фото: В. Бородин

Первый кадр – компьютерные наработки, второй – тот, который  видит зритель.

Исторический байопик «Незламна», 2015 год

Сериал «Оборотень в погонах», 2012 год

Фильм-катастрофа «Мотыльки», 2013 год

"Незламна", кадры по мере добавления спецэффектов