На 82-м году жизни скончался режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич.

Умер он в среду в реанимации Боткинской больницы в Москве, куда был доставлен с сердечной недостаточностью. Первую свою картину «Формула радуги» он снял в 32, а последнюю — «Возвращение мушкетеров» — восемь лет назад.

Последние годы он служил декоратором в Московском театре сатиры.

Он поработал со множеством звезд первой величины: Владимиром Высоцким, Михаилом Боярским, Алисой Фрейндлих, Анной Самохиной, Виктором Авиловым, Олегом Табаковым.

Интересно, что он дружил не только с артистами своего поколения, но и быстро находил язык с молодыми — тем же  Дмитрием Харатьяном, Федором Добронравовым, Дмитрием Нагиевым, а Антона Макарского даже называл сыном (у режиссера есть две дочери).

Добронравов был настолько расстроен его смертью, что сказал: «Пока не могу что-то говорить... Не по-христиански это. Дайте поплакать, погоревать чуть-чуть. Георгий Эмильевич был веселым, хорошим. Но давайте вспоминать о нем, когда пройдет хотя бы девять дней».

О легком характере режиссера нам рассказала актриса Алена Яковлева, которая снялась во всех последних картинах Хилькевича.

Она вспоминала о режиссере с теплотой: «С начала нулевых он стал приглашать меня в каждый свой проект, говоря: «Будешь моим талисманом». Мы подружились, я даже приезжала к нему на Кипр, когда он отдыхал там с семьей. Георгий Эмильевич — человек с невероятным чувством юмора и интеллектуал...»

Актриса также вспомнила последние съемки «Мушкетеров»: «Интересно, когда мы снимали «Возвращение...», а это было во Львове, то на площадку приходили поклонницы, которые были там и тридцать лет назад. А еще там забавный эпизод с козой. Помню, говорю режиссеру: «Георгий Эмильевич, может, снимем меня крупным планом — зеленые глаза, рыжие волосы, у меня еще зеленое платье красивое». А он отвечает: «Ага. Сейчас вот пробежишь, остановишься здесь и сделаешь жест перчаткой. А тут еще коза». «А я где?» — переспрашиваю. А он и говорит: «Да ничего, все будет нормально. Кино — это детали. Иногда коза и перчатка могут сыграть гораздо лучше».

После фильмов Хилькевича становились популярными не только актеры, тот же Виктор Авилов и Анна Самохина, но и песни из картин становились хитами — «Мерси боку», «Пуркуа па» из «Мушкетеров»; «Ты все поймешь», «Ты не верь, что стерпится» из «Ах, водевиль, водевиль»; «Белая дверь», «Где моя панама» после фильма «Сезон чудес».

А картина «Выше Радуги» сделала поп-звездой Владимира Преснякова. Его мама Елена Преснякова рассказала нам: «Георгий когда услышал «Зурбаган» в исполнении Вовки, то захотел взять его на главную роль. Приехал к нам домой. «Ну и где же ваш мальчишка?» — спросил режиссер. Но когда увидел нашего амбала на диване — обалдел! Тогда он взял Диму Марьянова, с которым сын очень сдружился. И даже сейчас, собираясь под Новый год, они любят затянуть вместе «Зурбаган». Для Вовки фильм «Выше Радуги» стал путевкой в жизнь, он после него стадионы собирал».