— Есть суеверие, что 40 лет не стоит праздновать...

— Поэтому я и не буду. Отметить отметим, потому что много друзей приедет из разных городов и стран. Кто именно, я не знаю, потому что специальных приглашений не рассылал, но уже многие звонили и предупреждали, что едут. Хотя, начиная с 30 лет, каждое празднование у меня было продуманным. Я отмечал дни рождения не просто застольями, а тематическими вечеринками. Были пиратская, латиноамериканская, индийская, гангстерская а-ля Чикаго 30-х годов, в стиле милитари и другие. Продумывались сценарий, развлекательная программа и блюда в тему. А то когда люди просто собираются за столом, это не очень весело.

— Вы давно не давали сольников и не ездили в туры, почему?

— Было время, когда я только ездил в коммерческие туры, но сейчас меньше, потому что и так много корпоративов, дней рождения городов и крупных компаний. Хотя в этом году планируем провести концерты в честь 20-летия моей творческой деятельности. Готовим большой сюрприз для поклонников.

— С 2007 года вы не выпускали альбомы, с чем это связано?

— У меня сейчас лежат три альбома на полке и четвертый заканчиваю, но нет смысла их выпускать в виде диска, потому что сразу появятся пиратские, кроме этого, люди сейчас почти не покупают диски, а скачивают их из интернета. Почти все мои новые песни вы уже можете найти в Сети. Для меня это не очень хорошо, получается, что вся работа в студии не оплачивается. Но я не жалуюсь, приятно, что люди интересуются моим творчеством.

— Возле Протасового яра вы отстроили огромную, двухэтажную студию. Исключительно под себя или планируете зарабатывать на ней?

— Да, наконец-то у меня появилось свое помещение, а не арендованное. Мы здесь и себя записывали, и других. Например, «Бумбокс» уже сделал у нас два альбома. Но, кроме студии, здесь будет танц-класс, фото- и видеостудия и многое другое. Все это делается для продюсерского центра. Мы развиваемся, чтобы взять талантливого человека и «пропустить его через эту машину», чтобы потом можно было выпустить его на сцену.

— Какие у вас сейчас отношения с бывшей женой Аленой Мозговой?

— Нормальные. Она — мать моих детей, как и Вика, которая родила мне сына Сашу. Я бы даже сказал — демократичные. Общаемся по поводу детей.

— С кем сейчас живут ваши дети?

— Женя (ей 15 лет, общая дочь с Мозговой. — Авт.) живет со мной, Зоя (20 лет, дочь Мозговой. — Авт.) сама, а Саша — с Викой, но сын ко мне приезжает два раза в неделю. Я был бы не против, чтобы он вообще со мной жил, но так не получается. Вот в июле мы с Сашкой две недели отдыхали на Кипре. Есть постановление суда по поводу моих встреч с сыном, да и Вика уже, думаю, не так переживает на этот счет. Тем более что Саша ездил с няней.

— Вашей дочери Жене уже исполнилось 15, думаю, она дает вам поводы понервничать...

— Ну да, у нее сейчас переходный возраст. Она хочет подольше гулять, но у нас с этим строго. Я стараюсь ее держать не то что в ежовых рукавицах, это не совсем правильно, но приучаю к порядку и определенным правилам. Например, она обязательно должна быть дома в семь, самое позднее в восемь часов вечера. Еще не разрешаю ей ходить в клубы.

— Где учатся ваши дети?

— Женя уже поступила в эстрадно-цирковое училище на вокал, хорошо сдала все экзамены, практически все на отлично. Я не определял и ни на чем не настаивал, это она сама себе выбрала. Пока я буду подключаться как отец, который может помочь заниматься вокалом. О продюсировании говорить пока рано. Зоя сейчас учится в Педагогическом университете имени Драгоманова на психолога, а Саша только в этом году пойдет в школу. В какую именно, еще не решили — выбираем из двух вариантов. Знаю точно, что будем следить за тем, чтобы образование соответствовало. Вариант обучения за границей мы тоже рассматриваем, но это будет не сейчас, все-таки ему только шесть лет.

— Вы дважды были женаты, есть ощущение, что женщины смотрят на вас как на мужа только потому, что вы популярны и обеспечены?

— Я очень хочу, чтобы это было не так. А как было раньше, я не хочу сейчас обсуждать...

— Вы не раз признавались в том, что любите готовить и довольно часто это делаете. У вас есть на это время, и почему не возьмете домработницу?

— У меня есть домработница, но не в этом дело. Я просто люблю готовить. Если я за неделю ничего не состряпаю, то появляется какое-то ощущение, что что-то не так. Кроме борща и кролика, я еще много блюд готовлю. Сейчас летом в основном это делаю на костре на даче. Детям очень нравится плов с курдючным барашком — настоящий узбекский. Если честно, я никогда ничего не делаю по книжкам, все по наитию. Даже женщины, когда готовят, просят, чтобы я посолил. Всегда три щепотки бросаю и никогда не пересаливаю.

— У вас на студии стоит каяк, какое самое большое расстояние на нем проплыли?

— С края Оболони до края Осокорков. Километров 30, получается, я проплыл за три часа.

— Известным артистам нередко предлагают быть свадебными генералами крупных компаний. Например, Александр Абдулов был топ-менеджером одного московского банка. А ваше имя связывают с одним из мобильных операторов...

— Да, такие предложения часто поступают, но я не всегда соглашаюсь. Кроме финансовой стороны, меня всегда интересует еще, что именно нужно рекламировать. У меня есть имя, которое я создавал долгое время. А в этой мобильной компании у меня просто работает много друзей.

— Наши артисты пытаются прорваться на российский рынок, а вы?

— Украины мне достаточно — 20 лет работаю, и жаловаться не на что. Но мой друг и поклонник из России перевел на русский много моих песен, сделал к ним аранжировки и сказал: «Спойте их, пожалуйста, в России, потому что люди это должны услышать». Я задумался над его предложением и буду экспериментировать в этом направлении. Тем более я в России выступал несколько раз, людям нравилось, но, поскольку я пою на украинском, им не всегда понятно, о чем это я.