– Вас пригласили в жюри украинского международного конкурса дизайнеров NewFashionZone. Кто из наших художников понравился и чем?

– Мне очень понравилась Саша Пикула, которая представила разработанные ею аксессуары и победила в категории «Обувь и аксессуары». С нее бы немного нужно стряхнуть эту «листву» - гламурные фешн-журналы и тренды индустрии. Не должен дизайнер увлекаться просмотрами каталогов модных вещей и никого никогда не пускать в себя. Сравнивания никогда не играют на руку творческому человеку. Трендомания – это просто слово паразит. Если кому-то нравится следовать придуманным законам, пусть следует. Но в таком случае дизайнер никогда не дойдет до уровня законодателя моды.

– Я обратил внимание на то, что украинские модные дизайнеры часто копируют коллекции своих мировых коллег. Может для того, чтобы продавать успешно свои вещи они это и делают? Людям хочется быть в тренде за меньшие деньги.

– Таким образом происходит обезличивание себя. Поэтому я и не стал работать с мировыми домами. Главный дизайнер определил, что в моде будет, например, зеленый цвет. И я должен в своих вещах обязательно его использовать. Но я так не хочу. А дизайнеры, которые делают «кавер-версии» лишь обеспечивают своими вещами массовый внутренний рынок. Но это уже легкая промышленность. Такому дизайнеру нечего делать за рамками своей страны. Кстати, во многих странах, которые не являются законодателями мировой моды, есть большая мода на своих дизайнеров. В той же России есть люди, которые ходят по показам мод и выискивают оригиналов, чтобы потом забрать к себе, создать все условия, и он потом одевает какую-то конкретную звезду или политика. Причем такие заказчики держат в секрете, кто их обшивает, потому что уже многим надоела такая ситуация, когда за столом сидит три одинаковых платья, пусть и от большого дизайнера.

– Вы делали перстни для Леди Гаги с целующимися ягнятами и для Тимати с когтем бурого медведя. Насколько они соответствуют их характерам? Тимати агрессивный, а Гага склонна к лирике?

– Начнем с того, что они не заказывали мне конкретную композицию, а я для них сделал то, что на мой взгляд им подходит. Но это так, Гага совсем другая в жизни, как и многие звезды. На встрече со мной она была одета достаточно ординарно, кусками мяса она не была облеплена. Вне экрана звезды одеваются проще, чтобы проскочить где-то незамеченными. Тем более, что броские наряды энергетически высасывают и от них хочется отдохнуть. Что касается Тимати, то я не сказал бы, что он миролюбивый, мягкий и пушистый. У него и на логотипе его компании голова льва.

– Думаю, что от желания звезд одеваться не броско в жизни и пошла популярность бомж-стайла среди знаменитостей.

– Да, лет 5-7 назад Джонни Депп ходил в растянутой майке и с надутыми коленями. Но это тренд с точки зрения глянцевых журналов. Для звезд же это нормальная оболочка, вся Америка из этого выросла. Наверное, кому-то было просто очень выгодно сделать из этого тренд.

– Как вам удалось попасть в тусовку звезд и сделать их своими клиентами?

– Первой моей клиенткой из российских звезд была Алла Духова, руководитель шоу-балета «Тодес». А звездных клиентов я искал себе таким способом – создавал какую-то дизайнерскую вещь, потом прикидывал, кому она может подойти и посылал в подарок этому человеку. Это могла быть сумочка, кольцо, обувь. Российские звезды не ходят по бутикам, и предложить им что-то купить очень тяжело. Эту же практику я использовал и в Италии, поэтому я всем советую не скупиться в начале на подарки. Если работа хорошая, то звезды потом с удовольствием эту вещь носят и заказывают еще. Лично мне помогали мои друзья и агенты, которые организовывали мне приглашения на тот же «Золотой граммофон» или вечеринку с участием популярных артистов.

– Это были какие-то недорогие подарки?

– У меня нет вещей дешевле 1 тысячи евро и каждая работа создается месяцами, поэтому сами решайте, дорогие они или нет.

– А в голливудский мир вы как попали?

– Здесь оказалось проще. Гага пришла на мою выставку, ей понравились работы, после этого мы встречались, и она заказала себе перстень. Мы довольно поверхностно обсудили, чтобы ей хотелось. Она целиком положилась на мой вкус и видение. А вот Джонни Депп сам ко мне не приезжал, ко мне обратилась его команда, которая работает над «Пиратами Карибского моря». Так что перстень я сделал для Джека Воробья. Его я сделал из обожженного дуба, серебра, золота, ракушек и сургуча.

– Для кого еще из звезд вы что-то делали?

– Для Мирей Матье и Патрисии Каас. Мирей, когда-то обратилась в наш парфюмерный альянс в котором работает ученик Софии Гройсман, которая входит в тройку лучших парфюмеров мира и сотрудничала с «Кельвин Кляйн», «Диор», «Ланком». Сама она выходец из Беларуси, но когда она была ребенком ее увезли жить за границу. Так вот Матье заказывала у нас духи, а я занимаюсь также разработкой дизайна флаконов для парфюмерии. Тогда же она заказала себе и сумочку. Вернее, изначально заказывался клатч, но у меня получилось нечто большее по размеру. Она вся инкрустированная, а ручка с бусинками из стекла, пластика и еще много чего, каждую из которых я сделал вручную. Понятно, что такую вещь каждый день носить не будешь. Но периодически она берет ее. Что касается Каас, я делал для нее кольцо, которое выглядит классически. Там куски золота, покрытые силиконовой краской.

– Среди украинских звезд у вас есть заказчики?

– Нынешняя «ВИА Гра», им я создавал флакон для их фирменного запаха. Возможно, в скором времени, появятся их духи в продаже. То же самое, я делал и для Валерия Меладзе. А мой сотрудник создавал для них ароматы.

– Вы и для Седаковой делали инкрустированные стразами «Сваровски» наушники.

– Это делал не я, но моя студия. Я сам уже никакого отношения к инкрустациям не имею. Когда-то мне это было интересно, сейчас нет. Последний раз я это делал во Франции, когда мне было заказана инкрустация казино и их «Роллс-ройса», который является там элементом декора. После этого у меня случилась передозировка этим делом.

– Насколько трудно дизайнеру из постсоветских стран пробиться за границу, особенно в те города, которые являются столицами моды?

– Сейчас это легко благодаря интернету. А раньше, конечно, трудно (сейчас Янжу 36 лет). Я-то начинал с Москвы. В конкурсах каких-то я не участвовал, да их особо и не было тогда. А те, что были, давали микронный резонанс. А сейчас, хоть из степи Бурятской, можно загуглить любой конкурс.

– Вам не кажется, что большинство людей, родившихся в Союзе, остаются достаточно консервативными в выборе одежды и аксессуаров, поэтому у нас и не развивается так мода, как в Европе, а дизайнеры со своим оригинальным взглядом не имеют достаточного количества заказчиков и уезжают их своей страны?

– Скорее всего, да. В Беларуси у меня вообще нет клиентов. Хотя и вся Россия, за исключением Москвы, такая же консервативная. Наши люди первые глянцевые журналы моды всего лет 10 назад увидели. А раскрепощение должно быть с детства, чтобы не быть консерваторами в моде.

– Почему же тогда украинские звезды вам ничего не заказывают, вы им не по карману?

– Наверное, потому, что из постсоветских артистов все пришли ко мне через Москву. А кто еще может? Дело ведь не в цене. При определенных обстоятельствах я могу делать существенные скидки. Если мне понравится человек, я могу и 80 процентов скинуть. За кольцо я могу взять всего 500 евро, а за пару обуви 2 тысячи евро.

– Из украинских звезд кому и что бы вы предложили в подарок?

– Я в принципе мало кого знаю из ваших артистов. Но Вакарчуку бы я предложил кольцо или перстень в готическо-роковом стиле. А Потапу что-то простое. Но я должен еще любить то, что делает этот человек. Правда, сейчас я уже не спешу делать подарки, как раньше, потому что мое расписание уже как у школьника расписано на два года вперед.

– Вы как-то сказали, что если бы вам пришлось одевать Пугачеву, то катарсиса вы бы не испытали. Почему?

– Она сейчас настолько оседло себя ведет, что я не уверен в том, что она готова к каким-либо экспериментам. Я не уверен, что она будет носить то, что я создам. Хотя я могу работать и в классике. Что касается катарсиса, то мне было бы скучно делать какие-то табельные вещи. Те же инкрустации. Такие заказы я с радостью отдаю своим дизайнерам. Ту же пряжку Киркорову делал не я, а мои мастера. Мне нужно, чтобы во мне при создании новой работы циркулировало бунтарство.

– При изготовлении вещей насколько обязательно использовать драгоценные камни или металлы?

– Совсем не обязательно. Я что хочу, то и использую. Например, в перстне для героя Джонни Деппа есть обычный канат, просто обработанный. Из-за этого меня иногда спрашивают, не боюсь ли, что у меня появятся подражатели? Нет, не боюсь, потому что я и сам себя повторить не могу поэтому, когда я делаю копии каких-то вещей, они не похожи на 100 процентов на оригинал. Я люблю работать с антитезами. Я могу унитаз обыграть так, что с него захочется есть. Враги в моем исполнении становятся друзьями.

– Кому бы вы из любимых вами звезд подправили сценический имидж?

– Практически всем. Со многими работает какой-то коллектив идиотов подбирающих им вещи, которые артисты потом хотят скинуть с себя сразу после концерта. Их всех одевают трэндово, так как им кажется нужно. Одинаково – как школьный диктант.

– Чей стиль тогда вам импонирует?

– Дмитрия Нагиева. Он во многом не соответствует трендам. То он в каких-то шапочках, то трениках и пиджак, надетый поверх футболки. Единственное, что я бы ему пиджак сделал еще менее традиционным. Вещи должны быть твоей второй кожей.

– Вы из Беларуси, а где постоянно сейчас живете?

– Квартиры у меня есть в разных странах. Сейчас планирую переехать во Францию. За последние 15 лет я, в обще сложности, всего 7 месяцев провел в Беларуси, но я порой, даже не знаю, как дойти до магазина, настолько плохо знаю эти места.

Новости по теме:

Белорус в Киеве показал украшения, созданные им для Гаги и Виа Гры