— В эту новогоднюю ночь «Квартал» даст открытый концерт в Киеве, на который можно будет купить билеты. В прошлом году была такая же история в Одессе. Почему вы перешли на такую форму, если раньше 31 декабря, да и весь месяц, работали на корпоративах?

— Сейчас открытый концерт дает нам возможность заработать. Долгое время корпоративы были не только нашим хлебом, но и других артистов. Особенно в новогодние праздники. И никто не чурался таких заработков. Но после недавних политических событий людей, у которых есть большие деньги, меньше не стало, но теперь эти деньги они стараются не показывать. И проповедуют режим экономии. Ведь есть опасность, что конкуренты с помощью журналистов выставят их в невыгодном свете и они могут потерять то, что накопили, и возможность копить еще. Так что люди из политики или финансовой сферы, что в нашей стране неразрывно связано, стараются проводить мероприятия за границей, без лишних свидетелей... 

— Когда работали на корпоративах, то высылали заказчикам сценарий на предмет того, над кем можно шутить, а каких тем лучше не касаться?

— Скажу так: чувство самосохранения у нас развито. Особенно бурными были времена после Оранжевой революции, когда у нас было три политических лагеря, абсолютно равных по силе и финансам, — Виктор Ющенко, Юлия Тимошенко и Партия регионов. Я не скрываю, что мы бомбили по всем их корпоративам. Но тогда отношения между политсилами были не такими брутальными, как сейчас. Не было открытых столкновений, которые приводят к гибели людей. Тогда была какая-то игра, против которой никто и не был против. Для нас, с точки зрения юмора, это были золотые времена. Так вот, были случаи, когда показывали одни и те же номера разным политическим силам и каждая из них считала, что этим номером мы поддерживаем именно их. Видимо, каждый слышал то, что хотел слышать. 

— Значит, ваши номера не подвергались цензуре на частных вечеринках?

— Нет. Если человек приглашал «Квартал» на свое мероприятие, значит, готов был услышать все, что там будет. Сейчас сложнее. Мы с нынешними политиками стараемся не контактировать. Наша жесткость в концертах связана в первую очередь с тем, что они перестали нас приглашать на корпоративы, где нам действительно страшно говорить в лицо то, что звучит со сцены в «Украине». Мы удаляемся сейчас от них. Если раньше достаточно большое количество политического бомонда присутствовало на наших концертах, то сейчас его почти нет. А причина в том, что они боятся на следующий день оказаться на первой странице журнала, после чего люди скажут: «В стране — война, а он хохочет на «Квартале». Метод информационного уничтожения сейчас очень популярен, и люди не хотят лишний раз подставляться. Хотя с отдельными людьми мы продолжаем общаться.

— Вам как автору трудно было перестраиваться с бытовых шуток на политические? Тем более что этот юмор в «Квартале» преобладает.

— Мне как человеку, работающему в «Квартале» с первого дня, перестраиваться не пришлось. А вот молодым авторам, которые сейчас приходят к нам, приходится. Я помню, когда нас начала волновать политика. На «1+1» у нас должен был выйти концерт, посвященный поездке наших звезд в форт Буайяр. Мы должны были по очереди приглашать их на сцену, какие-то игры проводить. В это время начинается Оранжевая революция — и пять минут мы пишем, два часа смотрим в телевизор. Мало того, что наши шутки про форт Буайяр тогда смотрелись довольно странно, так ко всему же руководство канала не пускало их в эфир. Ждали, чем закончится Майдан. А мы на тот момент сидели без денег, все снимали квартиры, за которые нужно было платить. И вдруг тогдашнее руководство «Интера» предложило нам: «Что вам интересно, то сейчас и делайте». И за считанные дни мы написали концерт. Это и было наше первое политическое выступление. Сейчас многие те шутки кажутся детским садом. Но на тот момент в 2005 году мы из юмористической команды КВН превратились в остросоциальную актуальную программу. После этого с нами совсем по-другому стали разговаривать. Тогда же и случился сильный скачок нашего гонорара, затем было еще одно небольшое повышение, и это устаканилось (по нашей информации, гонорар «Квартала» составляет $25 тыс.). 

— Шквал шуток об одном конкретном человеке в вашем шоу может повлиять на то, чтобы его в конце концов сняли с поста?

— У нас никогда не было цели кого-то «завалить». Наша задача всегда была одна — пошутить над тем, что сейчас волнует лично нас. Если нас сегодня волнует поведение Арсения Петровича, если мы видим какую-то парадоксальность, тогда мы строим на этом шутку.  

Новость в тему

В новогоднем "Вечернем квартале" Яценюка смешали с грязью