— 1 января вам 60 лет. Как это — отходить от встречи Нового года и принимать гостей?

— Мое самолюбие этого не требует. Мои коллеги устраивают подобные «фейерверки», но все это уныло: цветочки, улыбочки, официальные наряды, тьфу.

— А вы, как я понимаю, хотите удивлять и не только эксцентричной внешностью. Кстати, с чего началось это ваше увлечение модой?

— Мой друг детства Витька в Сумах собрался идти в ПТУ закройщиком. Ему нужно было набивать руку: накладные карманы, вшивные. Его отец приволок в виде трофея с войны бархат розового цвета. Этот кусок бархата был у его матери к панцирной сетке кровати привязан, чтобы матрас не протирался. Витька стянул ткань и пошил брюки по выкройке джинсов. Сам он такое носить не решился, мне отдал. Я радостно ходил в бархатных джинсах в 1974 году, в СССР. Понимал, что эксклюзив, бережно тягал. У меня дома накопились склады шмоток. Однажды случился пожар. Загорелся туалет. Лампочка перегорела, поставили свечку и забыли. Все, что было в прихожей, вынес на помойку. «Сколько красивых вещей уничтожено!» — сокрушался я до ночи. Потом спустился в подвал, а там куча барахла, о котором я забыл. Но в советские времена ведь как было? Знакомая достала кримпленовое платье. Пошли с ней в кафе на Крещатике, а там все официантки в таких же. Сейчас люблю купить вещь и к ней что-нибудь доделать. Несу в дом быта, прошу чего-то довязать.

— Ярко одеваться, скандалить — это и сейчас рецепт «как стать звездой». А вас даже из театра выгоняли.

— Та какой там звездой (смеется). Комфорта я от этого набора точно не испытывал. Да, выгнали. Дело было так. Ехали мы с Закарпатским театром на однодневные гастроли в Белоруссию в плацкартном вагоне. С собой набрали корзины закарпатского вина. Курили в тамбуре, пили. А когда все заснули, так получилось, что я на верхней полке заснул со скрипачкой. Учитывая, сколько было выпито, не думаю, что там возникали эротические мотивы. Тем не менее было написано коллективное письмо куда нужно, и все присутствующие коллеги подписали его. Мы даже не знали с той девочкой, что началась война против нас. Не скажу, что никто не заступился. Ирочка Ковалева встала на собрании: «Вы с ума сошли? Выгонять такого артиста?! А что нам тут делать? Молча разойтись?» Я сидел без работы и ждал, когда скажут: «Леша, вертайся взад». Не случилось.

— Как проходил период безвременья?

— Читал со сцены фельетоны. Сколотили бригаду: парочка бардов, я отвечал за юмор. Но в 1990-м рубль рухнул, и с нами рассчитывались пододеяльниками, купонами, едой. У меня началась депрессия, которую глушил выпивкой. Предал мечту и уже думал свести счеты с жизнью. Но 18 лет назад меня спас Молодой театр. У них освободилась роль слуги Сорейля в «Дон Жуане», прозвучал звонок, и я оказался в Молодом.

— Вы сыграли профессора психиатрии, который убивал гипнозом в детективе «Мажор» («Лучший сериал 2014 года»). Потом врача в сериале «Бессмертник». У вас что — пошла «медицинская» волна в кино?

— А у меня действительно роли идут волнами: кгбэшники, воры в законе, врачи. Пройдет проба на эксперта-криминалиста — и тут же следующий звонок: «Нам нужен патологоанатом».

— Вы окончили Московское эстрадно-цирковое училище. Как снова оказались в Украине?

— Мне хотелось попасть в юности в телепередачу «Кабачок «13 стульев». А курс в эстрадно-цирковом набирал Рудольф Рудин — пан Гималайский. Набрали всего 11 человек. Сам удивляюсь, как проскочил все эти туры после армии.

— А как вы выдержали два года в армии с вашим отношением к дисциплине?

— Думал, посадят. Начальник штаба кричал: «Вертинский, твою мать, на хрен отсюда!» Чтобы утром духу твоего не было!» А дело происходило ночью. Я был в ракетных войсках. Сначала радистом, потом в секретной части. Я потерял чемодан с секретными документами — чертежами ракет и составом топлива. Потом он нашелся у меня же в сейфе — вместе с другими бумагами, куда я его по лени сунул. Неделю полк выл: «Пропал чемодан!» После этой истории — на дембель. Ко мне нормально относились из-за участия в самодеятельности. И сразу после армии — к Гималайскому. Курс был интернациональным: литовец, молдаванин, белорус. Куда они подевались, не знаю. А вот старший курс был сильным — это курс Фимы Шифрина. Он мне напророчил: «Леша, ты будешь number one». У них преподавал Роман Виктюк.

— Свои некоторые наклонности, помимо творческих, он там не проявлял?

— Я об этой стороне его узнал, когда повзрослел. А тогда был Союз. Кто бы с детьми позволил работать гомосекам? Наставник Виктюк талантливый.

— Вы не рвались к нему?

— Я человек не цепкий. Меня долго все устраивало: одно эстрадное выступление — 11 рублей 50 копеек. В месяц их десятки: гастроли по Сибири, Уралу, Дальнему Востоку. Стал членом партии, как положено. Партвзносы — 110 рублей, зарплата — рублей 900. Но всем этим наелся, захотел стабильности. Прилетел в Сумы на день рождение мамы. В троллейбусе еду из аэропорта, как вдруг туда сел главреж Сумского театра: «А где вы пропали, Леша, мы вас давно ищем». А что надо артисту — ласковое слово. Так снова оказался в Украине.

— А как так получилось, что у вас четыре брака?

— Все по любви. Это жизнь. Разрывы. Зарекания: больше не женюсь на артистке. Потом опять. Но Таня — четвертая жена — была художником. Она ненавидела сцену и подходила под мой идеал.

— Ваша дочка Ксения стала актрисой. Вы ей даете профессиональные советы?

— Мы такое не обсуждаем. Мы служим в разных театрах (Ксения — в Театре Франко. — Авт.). Мне нравятся ее работы. Ксюша не требует от меня вмешательства. А в антрепризе «Истории любви для взрослых» я рад, что мы оказались вместе. Катим коляску с внучкой по набережной. Я предложил: «Ксюшенька, давай текст проговорим». Так мы выучили диалоги. Мне близок формат этих антреприз — это бурлеск, похожий на «Кабачок «13 стульев».

— Какой хотите подарок на юбилей и что ожидаете от 2016 года?

— Главное — пожить еще, увидеть, как годовалая внучка Сонька встала на ноги.

Театральный эксцентрик и король киноэпизодов

Первого января самому эксцентричному актеру нашей страны стукнет 60 (родился 1-го, в паспорт записали 2-го). Народный артист (2015). Ведущий актер Молодого театра. Лауреат «Киевской пекторали» за 1999-й и 2014-й. Снялся в таких популярных фильмах, как: «Девять жизней Нестора Махно» (генерал Врангель), «Мажор» (профессор), «Слуга народа» (дизайнер, король Людовик). С антрепризами «Два анекдота на ужин» по Чехову, «13» по Куни, «Истории любви для взрослых» (польские авторы) исколесил всю Украину.