Один из крупнейших арт-дилеров в мире, владелец пяти арт-галерей Ларри Гагосян, судится с членами правящей королевской семьи Катара из-за спора о праве обладания бронзовой скульптурой Пабло Пикассо "Женский бюст" (Мария-Тереза), созданной в 1931 году.

Обе стороны утверждают, что купили эту работу у одного и того же продавца - 80-летней владелицы скульптуры Майи Видмайер-Пикассо, дочери художника и его музы Марии-Терезы Вальтер, передает The New York Times.

Как выяснилось в суде, вначале она совершила сделку с агентом катарского шейха Джасима бин Абдулазиза Аль-Тани (мужа шейхи Аль-Маяссы, главы Управления музеев Катара), подписав в ноябре 2014 года договор на 42 млн долларов с компанией Pelham Holdings. А через полгода, в мае 2015-го, она подписала аналогичный, но более выгодный, договор с Ларри Гагосяном, который при посредничестве дочери Майи - Дианы Видмайер-Пикассо - выложил за скульптуру уже 105,8 миллионов долларов, а затем продал ее неназванному американскому коллекционеру.

Представители Майи Видмаер-Пикассо отказались комментировать, почему она дважды продала это произведение искусства. А королевская семья Катара получила письмо, в котором сообщалось, что подписанный с Pelham Holdings договор будет признан ничтожным, так как 80-летняя женщина не могла выступать полноценной стороной в переговорах "по медицинским причинам" - ее умственное здоровье вызывает сомнения.

По словам Ларри Гагосяна, он уже выплатил семье Видмайер-Пикассо 80 млн долларов (75% от общей суммы сделки). Он утверждает, что первый договор не имеет никакой силы, подчеркивая, что судится не с катарской семьей, члены которой являются одними из самых щедрых покупателей на мировом рынке искусства, а с их агентом. Он ставит под сомнение то, что Pelham Holdings удалось получить согласие Майи Видмаер-Пикассо на "такую необоснованно низкую цену" (42 млн долларов).

Согласно судебным документам, адвокат продавца еще в апреле 2015 года заявил об отказе от продажи скульптуры королевской семье Катара.

Как отмечает газета, этот случай красочно иллюстрирует ситуацию, сложившуюся в многочисленной семье потомков и родственников Пикассо, имевшего множество жен, муз, детей и внуков, которые за прошедшие десятилетия с его смерти неоднократно спорили о принадлежности его ценного наследия, распродавая его работы. Только в 2015 году на аукционах и в частных сделках было продано работ Пикассо на сумму более чем 652 миллиона долларов.