Белорусская писательница Светлана Алексиевич объявила завершенным свой литературный цикл о "цивилизации слез и страданий", который был в прошлом году удостоен Нобелевской премии, и обещает написать новые книги о любви и старости, передает РИА Новости.

Автор сборников свидетельств о Великой Отечественной и Афганской войнах, чернобыльской катастрофе и распаде СССР призналась, что исчерпала "запас отражения боли" и испытывает отчаяние от нескончаемости страданий и повторяемости людских ошибок.

"Когда-то в молодости я так бесстрашно могла заходить в палаты, где без ног, без рук были ребята. Я поняла, что сейчас я это сделать уже не смогу. Это мое отчаяние перед тем, что человеческое страдание не кончается, что приходит новое поколение и повторяет те же ошибки… Я сказала все, что могла об этом, об этой цивилизации слез и страданий. Больше я уже не могу", — сказала Алексиевич.

Осознание этого, по ее словам, пришло во время недавней поездки в Украину, где ей предложили сопровождать машины-рефрижераторы, которые развозили по стране тела погибших солдат. "Я проехала только до первой деревни с ними. Почему? Потому что мы еще не подъехали к деревне, а уже по дороге вокруг стояли на коленях люди. Я не могла, я, не переставая, плакала", — вспоминает писательница.

Для каждой из пяти своих больших книг, включая первую и самую известную – "У войны не женское лицо", Алексиевич в течение многих лет опрашивала по 700-800 очевидцев, участников описываемых событий. В том же жанре "голосовой симфонии" будут и новые проекты – про любовь и старость, обещает она.

"Тот жанр, в котором я работаю, работает только на большом пространстве, пространстве, где можно разговаривать с очень большим количеством людей. Это должна быть тема, которая потрясает человека. А что потрясает каждого из нас больше, чем любовь, если она была и даже если ее не было, и смерть?.. Возле любви и смерти человек всегда поднимается на цыпочки, всегда становится выше себя самого", – говорит писательница.

"Я ищу таких людей и рада, когда их встречаю, людей, которые говорят, как мне говорит одна героиня: "Старость – это тоже интересно. Я столько узнала о себе нового"… Человек, когда чувствует, что не вечен, он, наверное, все-таки свободен, даже несмотря на биологический страх. Он, наверное, больше думает о вечных вещах, наверняка, у него появляется больше уважения к бытию, к жизни, к природе он становится ближе. Об этом мире я хотела бы рассказать – о мире любви и мире старости, как бы ухода, предчувствия какого-то "туда", — сказала Алексиевич.