- Нани Георгиевна, для вас этот год юбилейный…

- Я ничего не планирую, потому что я не люблю это число (21 июля ей исполнится 80 лет), я его просто пугаюсь. Кроме этого, я боюсь того, что, когда громко справляют в таком возрасте крупные юбилеи, люди потом быстро уходят из жизни. Хотя чувствую себя хорошо. Правда, мне хочется сделать юбилейное турне по многим городам бывшего Союза. Но надо найти спонсора. Чтобы во время моего концерта можно было что-то рассказать и показать фотографии моей семьи, мою маму и тетку. В Грузии мне хотят сделать большой юбилейный концерт, но я пока не хочу об этом думать. И он, если вообще будет, пройдет в мае следующего года, потому что я люблю этот месяц. Я думала, что самая младшая среди советских артистов того времени. А оказалось, что Кобзон моложе меня на год и я самая старшая.

- В Киеве 8 марта вы выступали со своими дочерями. Они сразу хотели быть певицами или были и другие варианты профессий?

- У нас это наследственность и традиция, поэтому неудивительно, что мои дочери стали певицами. Екатерина, как и я, начала петь с малых лет. В нашем доме всегда звучала музыка. Мой предок - потрясающий дирижер Николадзе. А после него, уже от моего дедушки, у нас появилась традиция исполнения русского и грузинского романсов. А мои выступления перед публикой начались с детского сада, когда я пела и играла на гитаре. Потом занималась на фортепиано и закончила консерваторию, хорошо, что не стала пианисткой. В детстве я упросила маму купить мне аккордеон, так что все было органично, но стать певицей я не стремилась. Но в 17 лет меня пригласили в самодеятельный оркестр политехнического института. Мы поехали на конкурс в Москву и заняли там первое место. А потом уже я начала петь в ВИА "Орэра", в составе которого был также Буба Кикабидзе.

- Кикабидзе тоже выступил с вами в этом концерте. Вас связывает с ним дружба или просто вместе гастролируете?

- Конечно, мы большие друзья, и я его очень люблю. Он просто золотой человек. Мы с ним очень часто встречались и выступали. Так что всегда друг друга поддерживаем морально, не материально. Это уже было бы слишком. И у него, и у меня были очень тяжелые времена. Особенно тогда, когда была абхазская война (2008 год). У нас не было света и вообще ничего. Я даже не хочу вспоминать этот период. У меня как раз тогда родилась внучка, и мы в темноте ее пеленали. А мальчики бегали приносили керосин. Слава богу, не было такого, чтобы у кого-то не было еды. Наша земля очень богатая.

- Говорят, что Грузия маленькая страна для того, чтобы певица чувствовала себя самодостаточно. Так ли это и где еще гастролируете?

- Конечно стало очень тяжело, потому что экономика стала другой. Но, как ни странно, предложения и сейчас есть все время. Не так, конечно, как раньше, когда я месяцами не бывала дома. Шоу-бизнес сейчас у нас плохо развит. Если бы не страны бывшего Союза, то у нас ничего не было бы. Хотя у нас есть очень много хороших певиц с прекрасными голосами. Они что-то находят - для диаспор за границей выступают. Но это, конечно, не так как раньше.

- У вас раньше было много гастролей, кто в это время занимался воспитанием дочерей?

- Моя мама, но однажды она сказала: "До каких пор я буду заниматься воспитанием ваших детей!" Конечно она шутила, потому что всю свою жизнь она отдала вначале воспитанию меня с сестрами и братом, а потом уже внучек. Хотя я сама просто ненавидела гастроли, потому что очень любила сидеть дома. У нас был такой большой и интересный круг общения. У моей мамы, как мы поняли позднее, был в Тбилиси салон, который посещала вся Грузия. Когда ее не стало, мне было очень тяжело привыкнуть, что ее нет. Год ничего не могла делать, потому что она все брала на себя. Я приходила-уходила, проводила время, как хотела, и меня ничего не касалось. Она все делала, чтобы я не занималась детьми. Конечно, я убирала и мыла посуду, но эти обязанности она возложила на меня, чтобы я сильно не возомнила о себе, потому что у меня довольно быстро появились всякие звания и регалии. Мама не хотела, чтобы у меня появилась звездная болезнь, как говорят сейчас, чтобы мне не снесло крышу.

- У вас оригинальное имя, которое вам придумал отец. Сейчас в Грузии много Нани?

- Это не отец придумал. В свое время был фильм режиссера Николая Шенгелая, в котором снимался мой папа в эпизодической роли, сказав там всего два-три слова, и актриса Нато Вачнадзе. Их героям Шенгелая придумал имена Георгий и Нани. Как раз в это время мама была в положении и Нато тоже. Тогда Николай сказал: "Когда у вас родятся дети, назовите их этими именами". Так это и произошло.

А потом, действительно, многие называли своих дочерей Нани. Думаю, что в честь меня. Мне часто говорили об этом люди в разных городах и даже селах. Но сейчас очень мало Нани. А когда уже я сама рожала, то дала своей дочери имя Эка (Екатерина). Тогда каждую вторую девочку так называли в Грузии. Но так мы ее называем только дома.

- Лет 15 назад в Тбилиси продавались подарочные наборы с вином вашей марки и диском ваших песен. Как сейчас обстоят дела с вашим бизнесом и почему вы взялись в свое время именно за вино?

- Было такое, но у меня этих наборов уже не осталось. Я все время их раздаривала. Это придумал мой друг, грузин. Он винодел, и я дала ему свое имя для названия вина. Я не взяла с него за это деньги, но все время просила вино, грузинское шампанское "Нани", и еще была даже такая водка. Друзья говорили, что качественная. Но потом ему стало лень, потому что занятие этим требует много сил и энергии. Он бросил это дело и занялся другим бизнесом. Так что этих вин уже нет, но я на протяжении нескольких лет пользовалась его продукцией. Я брала часто и сколько хотела. Однажды взяла 40 бутылок для празднования дня рождения. Так что я компенсировала то, что не взяла денег.

- А свой бизнес какой-то открыли?

- Нет. Ничего кроме собственного голоса у меня нет. Это мой бизнес.

- Вы часто бывали в Киеве. Какие места вам особо полюбились?

- Я много выступала в Киеве и с "Орэра", и сольно. Так что побывала я везде, где можно. Сейчас уже ходить не могу. Мне нужно будет отдохнуть и подготовиться к концерту. Но у вас очень красиво. Очень люблю старый Киев. Особенно смотреть на него сверху. До сих пор помню встречу с Параджановым, который пригласил к себе в гости. Он всегда дарил что-то оригинальное – кольца или посуду. У меня до сих пор хранится 11 фарфоровых больших старинных тарелок и поднос. А еще он мне устраивал экскурсию по киностудии и показывал, где и как он снимал фильм с Софико Чиаурэли "Цвет граната". Он тогда очень сильное впечатление произвел на меня.

Беседовал Николай Милиневский