– После церемонии вручения «Оскаров» вас кто-то из звезд расспрашивал о том, что за Украина и что за конфликт в этой стране, ведь по сути многие в Штатах ничего о нынешней ситуации у нас не слышали?

– Сразу после церемонии нет, а вот во время предоскаровской гонки да. Я получал множество сообщений в соцсетях после просмотра моей картины «Зима в огне», в которых люди удивлялись, что такое происходило в центре Европы. Не забывайте, что «Оскар» это все-таки символ, благодаря которому люди больше заинтересовались моим фильмом и, как следствие, больше людей узнали об Украине. Так что попадание его в номинацию сыграло очень большую роль. Незадолго до вручения «Оскара» я пообщался со Стивеном Спилбергом, который сказал мне, что посмотрел «Зиму в огне» дважды и ему понравилось настолько, что он показал картину еще и своей жене. Насколько я знаю, у него есть украинские корни, и он бывал в Киеве.

– Участников какой-либо церемонии награждения часто рассаживают так, что победитель сидит ближе к сцене, а просто номинант подальше. По своему посадочному месту вы сразу поняли, что «Оскар» уйдет не вам?

– Со мной не так было. Я сидел рядом с Азифом Кападиа, который получил в тот вечер «Оскар» за свою документалку «Эми». Все режиссеры, чьи картины были представлены в номинации «лучший документальный полнометражный фильм», сидели вместе за одним столом. Причем наш столик стоял в центре зала у прохода, поэтому каждый из нас в нужный момент мог встать и свободно пойти на сцену.

– Вы не так далеко сидели от ДиКаприо и видели то, чего не видели телезрители. В телесюжетах показывали, что вокруг него всегда очень много охраны. Насколько он доступный человек в реальной жизни, вне объективов камер?

– Я на следующий день после награждения ужинал в ресторане в центре Лос-Анджелеса, а за соседним столом сидел Леонардо ДиКаприо с Наоми Кэмпбэл и еще несколькими друзьями. В конце вечера он встал с одним из своих друзей из-за стола и уехал, но я не увидел рядом с ним ни одного бодигарта. Так что то, что его сопровождает много охранников это выдумка.

– Вам удалось с ним пообщаться?

– С победой я его, конечно, поздравил, но поскольку мы с ним не работаем, то и общения у нас особого не было.

– А со своим главным конкурентом, режиссером «Эми» вы пообщались?

– Мы с Азифом давно знакомы и общались с ним много и до, и после церемонии.

– Как вы считаете, может повышенный интерес и «Оскар» его фильму принесла именно Эми Уайнхаус, о которой, собственно, эта картина? Ее популярность стала главным ключом к успеху.

– Я смотрел этот фильм несколько раз, но до этого я практически не слышал песни Эми. Но после этой картины я влюбился в ее творчество. Фильм меня по-настоящему зацепил.

– Вам удалось хотя подержать в руках «Оскар»?

– А зачем держать чужую статуэтку? Нужно зарабатывать свою. Не нужно завидовать другим.

– Я знаю, что всем номинантам в основных категориях вручались подарки стоимостью 200 тысяч долларов. А вам что-то перепало?

– Я ничего не получил.

– Некоторые кинопродюсеры считают, что одна из главных причин, по которой ваша лента не получила «Оскар», это тематика. Дескать, революция в стране, которая им незнакома, мало кого заинтересует. Особенно американцев. Вы согласитесь с таким утверждением?

– Я бы так не сказал. Все киноакадемики, с которыми мне довелось пообщаться отмечают, что «Зима в огне» хорошая колоссальная и даже уникальная работа.

– Этот «Оскар» назвали самым белым в истории киноакадемии, потому что в этом году, как и в прошлом, не в одной номинации не было представлено ни одного чернокожего актера или режиссера. Опять же, ведущий церемонии, чернокожий комик Крис Рок много шутил на эту тему, иногда очень жестко?

– Эта ситуация касается не только черных и белых, а всех людей. Но заметьте, второй год подряд «Оскар» за режиссуру второй год подряд получает мексиканец Алехандро Иньяриту. Нельзя по расовой принадлежности разделять людей искусства, ведь речь идет о таланте и достижениях в искусстве.

– А над шутками Рока, некоторые из которых были черезчур черными, действительно смеялся весь зал, как было показано по ТВ?

– У него было много шуток, над которыми никто не смеялся. Уже после его второй или третьей шутки многие люди просто перестали на них реагировать. То, что вы видели на экране, это результат телекаста.