— Юля, ваш папа — бизнесмен, мама — балерина. Как родители воспринимали все, что было связано с группой «Тату»?

— Мой отец занимался всем: от ресторанного бизнеса до магазинов одежды. А мама никогда не была балериной. Она стилист. Но сейчас оба помогают мне с детьми и по дому. Папа никогда не говорил, что я позорю его в бизнес-кругах. К тому же с музыкой моя жизнь связана с детства: с шести лет — музыкальная школа, с девяти — я выступала в составе детского ансамбля «Непоседы». Но проект «Тату» и что кроется за этим — для родителей стало большой неожиданностью. Но они меня всегда поддерживали, я же мечтала о сцене всю жизнь.

— Как на вас, целующуюся школьницу с такой же девочкой, реагировали соседи, одноклассники?

— Меня обсуждали и во дворе кричали: «Позорище! Кого вырастили!» Одноклассники — по-разному: одни восхищались, другие ехидничали, некоторые просили денег. Самым близким я помогала. Но мне безразлично мнение посторонних. Это моя жизнь, я веду себя так, как мне нравится. Я никому не делаю зла.

— Папа-бизнесмен вам помогал финансами в раскрутке?

— Нет. У «Тату» был другой инвестор. А трудного детства у меня не было. Мы всегда жили в достатке.

— В сентябре вы воссоединитесь с Леной Катиной, чтобы дать концерты в Киеве и других городах, но, знаю, вы с трудом ладите, почему?

— Вообще, мы дружили еще в «Непоседах». И в группе «Тату» прожили 10 лет как семья. У нас были очень близкие отношения: долгие перелеты, проживание в одном номере... Но потом мы расстались. Каждая стала жить своей жизнью. Лена уехала в США, вышла замуж, а я осталась в России, занималась детьми. После паузы в общении, а мы не виделись лет пять, сложно найти точки соприкосновения. Я даже на ее свадьбе не была. Мы начинаем заново общаться и работать.

— Нам шепнули, что в подготовке к концерту Лена, в отличие от вас, не проявляет особого рвения?

— Не думаю, что Лена не хочет работать. Просто она недавно вышла замуж, скоро подключится к подготовке к концерту. Лена — прекрасный исполнитель.Все будет хорошо! Будут репетиции, встречи, обсуждения. Еще достаточно времени!

— Лейсбийский имидж группы вам навязывали продюсеры или вы с Леной тоже этого хотели?

— Большую часть имиджа группы и сценического поведения придумывал продюсер Иван Шаповалов. Потому что нам с Леной тогда было всего по 15–17 лет. Но с нами обсуждался каждый шаг. Ходить в мини-юбках и целоваться с Леной — все это было согласовано. Никакого насилия. Меня же силком не заставишь! Да и высокими гонорарами не купишь.

— Объясните успех группы «Тату» за границей, в частности, в Азии?

– А вы никогда не смотрели порнографию в азиатских странах? Там главные героини — школьницы, в коротеньких клетчатых юбочках и белых рубашках... И две школьницы, целующиеся между собой, — все-таки необычный образ, согласитесь.

— И вы, и Лена после распада группы в 2009-м пытались сделать карьеру, но опять возвращаетесь к успешному проекту «Тату»…

— Потому что у нас с Леной есть сольные проекты и «Тату», которых любят и хотят. Но как сольный исполнитель я пока на Запад не рвусь. Сейчас у меня пауза — в связи с операцией на голосовых связках. Да, я хочу быть популярной за границей, но пока буду раскручиваться в России и Украине. А помимо сольной карьеры я снимаюсь в кино, сейчас презентую картину «Zомби каникулы 3D», на съемках которой была моя дочь Виктория, и ей понравилось. Еще занимаюсь выпуском обуви, совместно с итальянской компанией. И нам с Леной предложили сняться в Японии в рекламной компании шоколада, и мы скоро туда летим. Так что я не топчусь на месте и не зацикливаюсь на чем-то одном.

— У Вас есть плохие привычки?

— Думаю, нет. Я не курю, не употребляю наркотики, не убиваю, не ворую.

— О наркотиках... Как-то вы сказали, что они были в вашей жизни, а ваши родители об этом знали?

— Это был период, когда хотелось все попробовать. А когда начинаешь жить отдельно от родителей, то принимаешь решения сама за себя. К тому же на тот момент я уже работала в проекте «Тату», мне было чуть за двадцать, у меня уже была дочь.

— После рождения первенца от своего телохранителя Павла Сидорова вы обронили фразу: «Молодая была, глупая, поэтому не предохранялась». То есть ребенок был незапланированным?

— Да. Я вообще считаю, что детей нельзя планировать. У меня были отношения на протяжении 4,5 года, и я неожиданно забеременела. Приняла решение родить, хотя с отцом ребенка мы не были официально зарегистрированы. Почему нет? Тем более я тогда крепко стояла на ногах: имела квартиру, и родители меня поддержали.

— У вас — дети от разных отцов. Они участвуют в их воспитании?

— У пап нет желания проведать чад даже на Новый год или дни рождения. У Павла Сидорова и Парвиза Ясинова — давно свои семьи и другие дети, жены.

— Парвиз был мусульманином, его сын Самир — тоже. И вы мусульманка?

— С Парвизом мы прожили вместе три года, и после расставания с ним я приняла ислам — в конце 2010 года. И до сих пор остаюсь на этих позициях, он мне ближе остальных религий. Исламом я интересуюсь уже давно, с 2003–2004 годов.

— Не могу представить вас мусульманкой…

— Рамадан не соблюдаю, по определенным причинам. В мечеть не хожу, как и раньше не посещала церковь. Я верю в Бога внутри. Показушность в религии — это лишнее. Свинину не кушаю, алкоголь употребляю редко — в семейном кругу, с друзьями могу позволить себе бокал вина.

— По мусульманской традиции, при расставании ребенок всегда остается у отца, тем более, если это мальчик. Не пытался Парвиз забрать сына Самира?

— Ни одному из своих мужчин детей я не отдам — они мои! Пусть кто-то только попробует это сделать, будет «холодная» война! К тому же мы и с ним не состояли в официальных отношениях.

— С кем вы сейчас?

— Уже три года рядом со мной есть любимый человек. Но я не знаю, что будет завтра. Замуж за него я не собираюсь, хотя понимаю, что к свадьбе созрела.

— Однажды вы заявили, что переспали в шоу-бизнесе со всеми, с кем хотели. К 28 годам — это ваша главная цель в жизни?

— Это не цель. Я сплю, с кем хочу. Это скорее отношения, симпатия, желание, физиология. Если мне нравились те, кто встречался на пути, они оказывались в моей постели. Более того, я имела интимные отношения даже с некоторыми представителями заграничного шоу-бизнеса.

— Несколько лет назад, когда в Москве разогнали гей-парад, вы выступили в их защиту. Как это вяжется с вашим статусом мамы двоих детей, или это лишь пиар?

— По сей день положительно отношусь к разным нетрадиционным ориентациям людей и поступкам. Это их жизнь, и я не вправе их осуждать. Вовсе не значит, что я поддерживаю геев, металлистов или скинхедов. Но я — за любовь в любых ее проявлениях. Элтон Джон и Джордж Майкл — геи, но за это их не стали меньше любить или уважать. Хотят геи проводить свои love-парады, пожалуйста.

— Но представители «свободной любви» жаждут большего — усыновлять детей! Как вам это?

— А как же родители, которые отказываются от родных детей и сдают их в приюты? Что лучше: отдать ребенка на усыновление тем же геям или чтобы их воспитывали алкоголики. Или в семьях, где бьют детей...