— Светлана, уже год как нет Кузьмы. Его место в группе занял Женя Толочный, как и настаивал друг и партнер вашего мужа Владимир Бебешко. Хотя мама Андрея говорила, что это непременно должна быть Оля Лизгунова («Шпрот») из группы «Пающие трусы», которую основал Кузьма. Наконец-то хочется услышать ваше мнение.

— Если есть песни, то их должен кто-то исполнять. Для меня главное, чтобы творчество Андрея, — а он был композитором, писал слова и продюсировал, — не было забыто! Оно должно жить. У него даже есть песня «Еволюція», в которой есть слова: «Що ми залишимо людям?!» Его песни я считаю высоким поэтическим творчеством, и их можно выпускать как большие собрания стихов. Андрей был непростым человеком, над новыми песнями он часами не сидел и музы не ждал. А буквально в течение нескольких секунд записывал на телефон или на салфетку то, что ему вдруг приходило свыше. Творческих мучений у него никогда не было. Когда он писал тексты, то описывал то, что видел вокруг. И все его песни были реальными историями из жизни. 

— И все же, как вы оцениваете нового вокалиста группы?

— Женя харизматичный и талантливый артист. А Андрей любил таких. Так, мужу нравился Дорн, поэтому он и подарил ему песню «Танец пингвина». И Quest pistols с его подачи из танцоров стали музыкально-танцевальной группой. Андрея расстраивало, что в Украине редко появляются новые яркие лица. Женя — интеллектуал, что очень важно. Андрей это ценил. Поэтому и я хорошо отношусь к Жене. Мама Андрея тоже хочет, чтобы творчество Андрея было живо. Тем более, что вся страна начала петь его песни и вслушиваться в тексты. Но для этого нужно было умереть, чтобы до всех, наконец-то, стало доходить это. К сожалению, у многих талантливых людей такая участь. 

— В феврале должен был быть концерт памяти Кузьмы, но не состоялся. Говорили, что некоторые артисты не захотели петь бесплатно и что мама Андрея не хотела связывать трибьют с трагической датой. Потом концерт перенесли на лето, и больше информации нет. Так он будет или нет?

— Я не могу говорить о том, что пока не сделано. Мне бы этого очень хотелось, но есть много моментов, связанных с работой. Ведь так не бывает: захотел провести концерт — и он появился.

— Светлана, вы по-прежнему живете в Киеве?

— Да, как жила, так и живу в Киеве. 

— Я знаю, что вы художница. Чем вы сейчас занимаетесь и зарабатываете?

— Да, когда-то я этим занималась. Но сейчас я не могу этого делать — у меня не то эмоциональное состояние, чтобы писать. Да и времени на это нет. Но рассчитываю к этому когда-нибудь вернуться. Время покажет. Пока что я занимаюсь своим бизнесом, но каким — говорить не буду.

— Вы получаете авторские отчисления за песни Кузьмы. Их может хватить на жизнь?

— Сумму называть не буду, но не смешите меня, конечно, на них прожить нельзя. Я на эти деньги даже не рассчитываю, но я за то, чтобы в стране навели порядок с авторскими правами. Ведь в мире так и есть, что не только семьи авторов, но и их наследники живут на отчисления за их произведения. 

— Оставил ли Андрей еще какие-то недописанные, недоделанные в плане музыки песни? Много ли их?

— Да, оставил, и ребята будут еще дорабатывать их, чтобы люди их услышали. Думаю, что на альбом хватит. У него осталось много политических текстов, которые мы нашли в его тетрадке. Причем в компьютере даже не было никаких музыкальных набросков для них. Я вам скажу, что политику Андрей не любил и особо не интересовался, но тут его сильно зацепило, и он начал писать об этом. Причем довольно агрессивно. 

«Шоу-бизнес Барбару никогда не интересовал»

Фото: ok.ru

По словам жены Кузьмы, их дочь Барбара певицей быть не хочет: «Она учится в мединституте на лечебном факультете, а шоу-бизнес никогда ее не интересовал, все больше наука. Конечно, учиться ей сложно, но Барбаре нравится. Андрея очень радовало, что она выбрала себе такой путь (интересно, что Кузьма тоже учился в мединституте во Львове, мог стать стоматологом. — Авт.). А что касается того, что не все выдерживают учебу в медицинском, то она в свои 18 лет за семь месяцев пережила смерть отца и деда — моего отца... По сравнению с этим обучение не такое уж и трудное...»